April 17th, 2007

История про разговоры DCCCXLII

.

- Подобные рассуждения о "филологах", знаете ли...
- Я бы вообще всех филологов бы вывел к оврагу.
- А кто же тогда про сюжет с фабулой стал бы делать волнующие открытия? Вот откуда б вы узнали о сюжете и фабуле? Неужели же сами бы стали трудиться, пальчики о клаву бить? Ох уж эти московские...
- Я не понимаю, отчего в вашем призрачном городе вы так тревожны? Приличного человека вообще такие вопросы не должны волновать. Меня вот совершенно не волнуют.
Какой там сюжет? Какая тут фабула? Какая разница? Хуй знает. Я не знаю, и ничего себе - приличный человек, между прочим. Вилкой пользуюсь.
- И водку в кальян льёте. Делают так, скажите мне, приличные люди?
И вилки у вас все гнутые, мне все время разгибать их приходится, чтобы попасть в сморчок, который вы в ослеплении груздем величаете. И книги у вас на полу лежат кучей, и Талдыгундин среди них, и Пфальц-Голштинник.
- Ну уж нет. Опять у вас аберрация. Водку в кальян это вы лили, а не я. Пфальц-Голштинник у меня никогда на полу не лежала. У неё, слава Богу, муж есть, и она приличная женщина. Кто такой Талдыгундин я и вовсе нне знаю.
А вилки произвели китайцы - с них и спрашивайте. Года два назад вы сами на этих вилках окалину нашли, и ничего, не жаловались.
- Ваша жизненная позиция целиком выстроена на фундаменте отрицания очевидного: вы при мне несколько раз попрали пятой книги этих великих писателей, пробираясь из одного угла комнаты в другой, вы и сами не знаете всего того мусора, которым заполнили дом - и это, надо признать, печально; Талдыгундин притом у вас с закладками – почитываете... И отчего ж вилки китайские? Кто намекал на наследство тетушки-фрейлины?
- Вот видите, какие у вас фантазии от пива? Я ведь фантастов, да и прочие книги не читаю - мне их пересказывает брат Мидянин. Как я могу попирать пятой (если бы и захотел) рассказ Мидянина? Он же состоит из колебаний воздуха! Да-с! Стыдно-с!
А вилки - да, теперь китайские. Фрейлинские вы, когда приходили вместе с каким-то Панаевым пьяные и того-с... Спиздили-с.
- Да уж когда вы пятой-то книги попирали, стыдно-то вам не было, а теперь все на Мидянина валите, который хороший и вообще "да-с" говорите. И вы тут решительно упоминаете слово "спиздили", а ведь уже буквально всем про вас буквально все известно, ведь вас уже и из критиков хотят попросить, причем - попросить как следует..
- Из критиков?! С тем же успехом мненя можно попросить из Шведской академии. Пусть сначала они меня туда примут, а то - ишь.
Старинные вилки украли ещё в 2005 году. Теперь ими в Питере едят - те самые сосиски, что хозяин отнял у кота и подал московским гостям. Пронина тогда ещё врачи с поезда снимали. Помнишь, Пронин?
- Так это были врачи?!
- Ты меня удивляешь. Ты же сам с одной белый халат снимал. А стетоскоп, наоборот, велел ей не снимать.
- Я всё же вмешаюсь. Во-первых, я те вилки давно пропил в дни черного безденежья, а во-вторых, это были не ваши вилки.
- Так вы же сказали сами: «Погляди, Владимир Сергеевич, на китайский ритуал!.. Видишь вот у тебя вилочки и ложечки серебрянные? А вот видишь, их нет. Такой вот ритуал, понимаешь? Были - а вот и нет»!.. А потом напряглись страшгно, да как заорёте: «Ло-о-ожки не-е-ет»!
А потом уехали с узелком, из которого ручки с вензелями торчали. Маленьким, но увесистым. И я остался в городе-герое Москва в ужасной прострации.
- Это когда я ваш буфет старинный на грузовик грузил с целью в ломбард свезти и еще два дня гулять? Ну так бы и говорили! Это же совсем другой случай, особый: я как увидел, что вы опять водку в кальян льёте, сразу смекнул: дело плохо, нужно Березину помочь с наличкой, да вот и буфет поблизости не очень старый ещё.
- Слушайте, вы перестанете, наконец, путать кальян и графин?!
Нет, я понимаю, вы большой человек, академик, целой Кунсткамерой заветуете – и когда проходите в залы, все уродцы в банках просыпаются, хлопают глазами и честь вам отдают. С пониманием так же, про подъезды и парадные, поребрики там всякие. Но мы, москвичи, пьём водку из графинчиков, м это графин, а не кальян.
- А, так это у вас графин такой - со шлангом и дым идет? Ну, Москва! Ну, столица нашей краснознаменной родины! Придумают же!
- Это всё у вас от пива и пахитосок. Эко придумали! Дым идёт... А шланг - это от клизмы. Но я думал, что вы не хотите об этом вспоминать.
- Вы и горазды в Москве-то! Шланг от клизмы к графинчику приделать! А пива в вашем доме вовсе не дождешься, хоть головой о холодильник бейся.
- Да нет, графинчик был сначала, а моя дружеская помощь потом. Правда, затем вы снова захотели графинчик, но я пресёк. Вам пришлось ограничится пивом.



Извините, если кого обидел