April 6th, 2007

История про писателей-фантастов (XXXI)

…но это ещё что - я видел писателя Венедиктова. Писатель Венедиктов был тот ещё крот. Всё в нём было основательно и вместе с тем незаметно.
Вот сидит с тобой писатель Венедиктов в баре, выпивает, закусывает, вот встанет, чтобы отойти пописать – ты переведёшь взгляд на телевизор. (Все знают, что в барах под потолком висит телевизор. Причём показывают по нему всегда одно, а музыка играет совсем другая. Например, идут в нём по подиуму манекенщицы, а звук там от состязаний «Формула-1»).
Так вот, посмотришь ты в телевизор, а там писатель Венедиктов стоит и в прямом эфире комментирует – не то Чакскую войну, не то наводнение в Перу. Бегут на заднике люди, что-то взрывается – и ясно тебе, что ждать писателя Венедиктова нечего.
Значит, надо расплатиться за обоих, и валить подобру-поздорову.
Я, к счастью, не читал книг писателя Венедиктова, одни мои знакомые мне рассказывали, что там записано всё о его путешествиях в пространстве и времени. Другие говорили, что секрет Венедиктова просто – он одновременно является издателем двух политологических журналов – причём первый принадлежал почвенному направлению, а второй был решительно западническим. Из этих журналов Венедиктов брал статьи наугад и все утверждения расписывал в виде диалогов. Ведь диалогописание – дело совсем нетрудное. Для поддержания беседы и вовсе немного нужно: всего лишь повторять последних два слова собеседника с вопросительной интонацией: «вашу мать?»…
И вот, эти беллетризованные статьи превращались в романы, принесшие писателю Венедиктову славу. Впрочем, это я не в силах был проверить.
Судя по всему, правы были и те и другие. Писатель Венедиктов взбирался на вершины Анд и нашёл там обломки самолёта, катастрофу которого описал ещё Экзюпери в «Ночном полёте». Он в составе комиссии ОБСЕ искал пропавшего близ развалин какого-то замка в Чехии какого-то несчастного геодезиста.
Геодезист был найден и, как следствие, Чехия воссоединилась со Словакией.
Он был занят кипучей деятельностью – то забежит к книгоношам на заседание, то на гражданскую панихиду, а то организует факельное шествие.
Однажды я отправился в кротовью нору – там творилось тоже самое. К писателю Венедиктову было не подступиться – начнёшь подъезжать с одной стороны, по улице имени Шереметьевской любовницы, промахнёшься, да попадёшь в Останкино – во дворец Шереметьева в Останкино. А уж автоответчик у писателя Венедиктова и вовсе был знатный – приятный женский голос там сообщал, что писатель Венедиктов не доступен, не был никогда доступен и не будет никогда.
А позвонишь ещё раз – девушка голос повысит.
А в третий – и вовсе начнёт ругаться.
Поэтому я очень обрадовался, когда увидел Венедиктова – вот он, живой. Мы обнялись и расцеловались как два брата, как пастор и коллапс.
- У меня хорошая идея, - сказал писатель Венедиктов. – Давай напишем вместе роман. Я придумал замечательный сюжет…
Тут меня кто-то хлопнул по плечу, здороваясь. Я повернулся, но когда снова посмотрел на то место, где только что стоял писатель Венедиктов, то никого там не увидел.



Извините, если кого обидел