April 2nd, 2007

Истории про фантастов (XIV) - Писатель Собесский

.



…Но это что, я видел писателя Собесского. Я давно, слушая, как он отвечает на вопросы и изволит шутить, поймал себя на мысли о том, что Собесский – идеальный почётный гость любого мероприятия. Он, как хороший современный шахматист, играл двадцать партий-блиц на двадцати досках. Он рассказывал о прошлом и говорил: «Ничего я тогда не знал о конвенциях. Я-то не знал, что это вроде как шабаш ведьм», а потом рассказывал о нынешнем - то есть о том, что он-то и есть "Чудо на Висле".
Беда мне - я не читал ни оденой его книги, но безоговоррочно верил в его товарный успех.
Прослушав его три раза за несколько лет, я, как и всякий памятливый человек, понимал, что он повторяется, но – во-первых, русская речь пана Собесского со смещёнными ударениями в одних словах и другие слова, украденные из татарского, эту речь красили. А, во-вторых, он был анфантеррибль – и есть идеальный писатель, чуть пьяный и не злобный. Ведь зачем нужен писатель - он нужен затем, чтобы предствительствовать где нибудь. Если писатель сидит в своей башне д'Ивуар, то хер кому он интересен - если конечно, на манер часов на фасаде кукольного театра не выбегает в полдень и не показывает всем голую жопу.
За голую жопу читатель может простить многое, что доказыввает ещё раз, что мир жесток, но красота всё же спасёт его. Хоть и сттрранным способом.
Но всё же лучше быть человеком, что с юмором шепчет читателю: "Мы с тобой одной крови. Ты ... Ну и я". Желательно, чтобы писатель был крепок во хмелю - ведь часто отечественный читатель норовит выпить с писателем. Ради этого он даже готов купить никому (и ему тоже) не нужную книгу.
Писатель Собесский был ещё лучше - ведь мало того, что он отвечал всем этим критериям, так он был иностранец, говорящий по-русски. Это очень большой плюс - и то, что иностранец, и то, что по-русски. Иностранец всегда кажется носиттелем какой-тто особрй истины, но русскому человеку часто надоедает общаться через переводчика, а перевоодчиком быстро надоедают нетрезвые люди, что мешают переводчикам есть на банкетах, и заставляют перевести бессмысленные пьяные слова иностранцу.
А тут - всё под рукой! И говорит по-русски, и выпить любит. Два угодья в нём.
Вот застенчивая читательница спрашивала его:
- А что вы больше любите готовить?
- Всё! Я всё сготовлю. Мне слона подавай, мне мышь подавай – я всё сготовлю, да…
Но однажды писатель Собесский приехал в Россию и нарушил главное правило – не выходить из пансионата, где жерхат под охраной писателей-фантастов. Дело в том, что он, выпив дармовой русской водки, начал изображать дикого кота, щипать девушек за попы и припомнил хозяевам 1613 год. Поэтому за ним совсем перестали следить, и писатель Собесский покинул безопасную зону и углубился в подмосковный лес. Тут же его поймали окрестные мужики, и прикололи осиновым колом, будто лепидоптерист – бабочку.
Потом его, конечно, почистили, вдохнули новую душу – правда, весьма неказистую, взятую от одного любителя фэнтези. Ну а какие у них души – почитай и вовсе нету, одни цитаты. Так он и ходит теперь – толкается в транспорте, даже в такси сесть не может: осиновый кол сильно мешается.
Мне повезло, я помню его ещё в первой жизни.




Извините, если кого обидел