February 17th, 2007

История про Малыша и Гуниллу (хорошо забытое старое)

.

МАЛЫШ И ГУНИЛЛА


Пир кипит в княжеском замке – выдаёт князь красавицу Гуниллу замуж. Бьют скальды по струнам, терзают уши. Славный викинг по прозвищу Малыш смотрит на Гуниллу, она прячет взор под покрывалом. Не замечает храбрый молодой воин, что смотрят на него с завистью брат Боссе и товарищ по детским играм Кристер.
Нравится им Гунилла, и только хмельной мёд не даёт гостям увидеть взгляды, что бросают мужчины на влюблённую пару.
Но вдруг грохнул гром, сверкнула молния, тьма покрыла любимый Малышом город. Покатились по лестницам ночные горшки и пьяные гости, лопнули бычьи пузыри в окнах.
Миг, и стихло всё. Но нет нигде Гуниллы.
Объявил старый конунг поиски, пообещал нашедшему переиграть свадьбу.
И вот трое выехали из ворот замка – Кристер со своими служанками, Боссе с толпой оруженосцев, и Малыш – один-одинёшенек.
Кристер поехал в одну сторону, Боссе – в другую, а Малыш – никуда не поехал. Малыш сел на камень и задумался.
Он думал долго, и орешник успел прорасти сквозь его пальцы.
За это время Кристер успел вернуться, стащить его меч, и уехать снова. Боссе ограничился тем, что увёл у брата коня.
Очнулся Малыш оттого, что рядом с ним на землю села огромная птица.
- Здравствуй, дикий гусь, - сказал Малыш. – Отнеси меня в Вальхаллу, на небо, где много хлеба, чёрного и белого…
- Я не дикий гусь, я птица Рухх, - отвечала та. – Меня послало сюда провидение, чтобы завязать узлы и сплести нити. Только знай – всё, чего ты хочешь, сбудется, но буквально. Ты найдёшь утерянное, но не будешь рад.
Малыш сел на шею птице, взял в руку, за неимением лучшего, садовые ножницы и полетел вокруг света.
Прошло много дней и ночей, пока Малыш не увидел в воздухе карлика с длинной бородой. Чалма воздушного странника сверкала огнями драгоценных камней. На спине его, словно начищенный щит, сверкал и переливался радужный круг. Малыш понял, что это и есть похититель Гуниллы - великий Карлсон, маг и чародей.
Долго он бился с Карлсоном, пока не обстриг ему всю бороду. А потом спросил его о Гунилле.
- Глупец! – крикнул Карлсон. – Зачем мне, старику, твоя Гунилла. Волею заклинаний я могу всю равнину, что находится под нами, уставит рядами готовых на всё суккубов. А твоя Гунилла никуда не исчезала из замка. До сих пор она моет твоему другу Кристеру ноги, скрываясь среди его служанок. А за то, что ты меня так обкорнал, я предрекаю тебе изгнание.
Но, что сделано, то сделано – стриженого и бритого Карлсона запихнули в котомку, и Малыш повернул домой.
Словно ватное одеяло, наползла на замок тень крыльев птицы Рухх, разбежались придворные и слуги. Дрожа, как два осиновых листа, стояли Боссе и Кристер перед Малышом. За их спинами пряталась полуодетая Гунилла.
- Нужно отрезать Кристоферу голову, - сказал славный Боссе. – Надо, впрочем, отрезать её и мне, но я твой брат.
- Мы все будем – братья! – голос Малыша был суров, а рука лежала на рукояти меча. – И он рассказал о проклятии карлика.
Заплакав, все трое поклялись в дружбе страшной клятвой викингов.
- Останешься здесь, брат Боссе? – спросил Малыш.
- Для конунга это слишком мало, а для брата великого Малыша – слишком много, - отвечал тот.
- А ты, брат Кристер?
- Знаешь, брат мой, я давно хотел посвятить себя духовной жизни и нести слово господне в чужих краях.
И братья решили ехать вместе.

И на следующее утро они и Гунилла отправились на поиски новых земель.
Путь их лежал на юг, речная волна билась в щиты, вывешенные за борт.
- Ну, что нам делать с Карлсоном? – спросил угрюмый Боссе.
Кристер заявил:
- Когда мы построим новый город, я посажу его в зверинец. На одной клетке будет написано: «Пардус рычащий», на другой «Вепрь саблезубый», а на третьей – «Карлсон летающий».
- Нет, - возразил Малыш, – у меня другой план. Он наклонился к котомке, вынул оттуда Карлсона и осмотрел. Борода карлика начала отрастать, он злобно хлопал глазами и бормотал древние проклятия.
Малыш затолкал его в бутылку, кинул туда пару тефтелей и опустил горлышко в смолу. Тяжело ухнула стеклянная темница в чёрную воду. На тысячу лет скрылся Карлсон с поверхности земли.
Малыш оглянулся.
Гунилла заплетала косу, Боссе спал, разметавшись на медвежьей шкуре. Кристер жевал кусок солёной оленины, а Малыш сурово глядел на березняк по обоим берегам.
Чужая страна, мягкая и податливая как женщина, лежала перед ними. Надо было готовиться к встрече с ней.
- Знаешь, - наклонился он к Гунилле и заглянул её в глаза. – Давай я буду звать тебя Лыбедь?



Извините, если кого обидел

История про Малыша (хорошо забытое старое)

.

СМОК И МАЛЫШ




Они понравились друг другу сразу – Кит Карлсон и Малыш Свантесон.
- Добро пожаловать на Аляску, - крикнул Карлсон, и пошёл навстречу будущему напарнику. – Я тебя сразу заприметил. Можешь звать меня Смок, я тут уже изрядно прокоптился.
Они вместе проделали долгий путь до Доусона, основали неподалёку дачный посёлок, повесили несколько индейцев за нарушение правил дорожного движения и вошли в историю Аляски.
После скандала с протухшими яйцами они провели несколько месяцев в обществе друг друга – не было желания общаться с людьми, и главное – денег.
Но вот они накормили собак и двинулись в горы.
Однажды на привале Малыш спросил Карлсона:
- Скажи, Смок, а зачем тебе пропеллер?
Карлсон не знал, как ответить – он и, правда, не знал – зачем. Может быть, пригодится.

На Нежданном озере они сделали сразу несколько заявок. Золота было столько, что они могли бы прожить до весны, каждый вечер играя в «Оленьем Роге» и закатывая обеды у Славовича.
Но золото ещё нужно было доставить в Доусон. На горы пал туман, собаки выбились из сил и умирали по одной. Ещё через несколько дней туман сменился морозом – когда Карлсон вылез из-под одеял, кожа на лице онемела мгновенно.
Малыш вылез вслед за ним и плюнул в воздух. Через секунду раздался звон бьющейся о камни льдинки.
- Сдаюсь, хмыкнул он. – Градусов восемьдесят. Или восемьдесят пять.
- Идти к реке бессмысленно, - хмуро сказал Карлсон. – она встала, и лодка уже вмёрзла в лёд. Но у меня есть план. Собак оставим здесь, всё равно они нам не помощники – пусть позаботятся о себе сами. Скорее всего, они одичают, и у нашего Бимбо отрастут большие белые клыки. А вот ты сядешь мне на спину, снизу мы подвесим золото, и со всей этой дурью я попробую взлететь… Мы попробуем, только нужно хорошенько наесться тефтелей с беконом.
- Что-что, а это у нас есть – Малыш с тревогой глядел на напарника. – Ещё два фунта бекона и две жестянки тефтелей.
Они вылетели через час, используя попутный ветер. Карлсон летел над водоразделом Индейской реки и Клондайком. Вокруг вздымались огромные обледенелые громады, лежали снежные равнины, на которых не было следа человека – ни индейца, ни белого.
- Не дави шею, шею не дави, - хрипел Карлсон. Но на четвёртом часу полёта мотор застучал, хрипло чихнул и затих.
- Прости, Малыш, - сурово сказал Карлсон. – Я не снесу двоих. Вас двоих, тебя и наше золото. Ты не представляешь, как мне жаль, чертовски жаль.
И он сбросил руки Малыша с шеи. Щуплое тело перекувырнулось в тумане и беззвучно исчезло среди скал.
Карлсон пролетел ещё несколько метров, и мотор взревел, застучал ровно. Карлсон поправил мешок с золотым песком, и стал набирать высоту.

Карлсон потянулся в кресле. За окнами медленно двигались автомобили – Уолл-стрит заканчивал рабочий день. Рядом c креслом молча ждала секретарша.
- Простите, сэр, – она заметно волновалась. – Звонил Свантесон. Он говорит, что вы дружили с его сыном. Может быть, вы не помните, но он продал вам акции «Тэмпико петролеум» по девяносто восемь… Сейчас пеоны подожгли промыслы, и если он будет рассчитываться по новой цене, то он пойдёт по миру.
Карлсон задумчиво потрогал кнопку на животе.
- Пусть платит по один восемьдесят пять.



Извините, если кого обидел