February 7th, 2007

История про шпиона

.

Шпион прилетел поутру. В холодном тумане он пересёк границу над свинцовой водой Балтики.
Жужжа мотором, шпион нёсся над заводами и фабриками, над мостами и железными дорогами – всё запоминая, а что не смог запомнить – фотографируя.
Пролетев над Химками, он снизился и приземлился в высокий бурьян на краю Центрального аэродрома на Ходынке.

Майор сидел в своей сумрачной квартире, под восковым бюстом Дзержинского, пробитым мягкой револьверной пулей. Туманом стелился над мебелью трубочный дым.
Этим вечером в квартире майора появились гости. Гости были непросты, но и майор был непрост - оттого, что был майором госбезопасности, а значит, почти полковником на военный лад.
Один из гостей, молчал, по старой привычке садиста скручивая головы папиросам, чтобы набить трубку, а другой говорил суетно, блестя очками.
- Ладно, повременим с пенсией, - майор вздохнул. - Но только знаете, приходили эти... Из домкома - с санитаром Преображенским и норовили у меня комнату оттяпать. Ружейную комнату! Так что мне нужна бумажка для Преображенского - но так чтобы эго была последняя бумажка, броня!
- Будет, - успокоил его человек с трубкой, и скрипнул сапогами. Гости затопали вниз по чёрной лестнице, а майор закурил, глядя в окно. Город спал – не спали только он, его помощник, да светилось одно окно в Кремле.
- Ну что, Нированыч, тряхнём стариной? – помощник сгустился прямо из табачного дыма и что-то записал в книжечку.
Помощник звал так майора, когда посторонних не было поблизости – ведь долгих десять лет они просидели в Стране Жёлтого Дьявола, слушая музыку толстых под Бруклинским мостом, стараясь не обращать внимания на крики бездомных, бросавшихся с него вниз головой.
Тогда они, Нированыч и Арчибальд Петрович, занимались делом о пропаже бериллиевой сферы. Collapse )