December 15th, 2006

История про сны Березина № 240

Во сне сочинил политическое стихотворение:

Мне снилось, как троцкисты
бредут во тьме времён
Они идут угрюмо,
лишённые имён
Зиновьевцы за ними,
Идут, глотая мглу
Бухаринцы упали в истории золу*
Конвойные шагают*
В фуражках набекрень*
Приснится же такая
Немыслимая хрень


* Строки, помеченные звёздочкой, пришлось вписать позже – как они выглядели во сне, я не помню.



Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 241

.


Я живу в Мадриде, накануне его падения в 1939 году – мы, это несколько молодых людей и их подруг занимаем гигантскую квартиру на холме. Из окон - прекрасный вид на весь город.
В квартире живёт несколько молодых людей и, по крайней мере, две девушки – между всеми этими людьми возникает очень сложная система пристрастий и отношений. Это тот самый клубок, что описывается во всех европейских предвоенных романах о больших компаниях людей среднего возраста. И типажи стандартны - одна Аглая, одна Настасья, русский эмигрант (не я), два друга-художника, будто Пикассо и Дали, человек из Коминтерна и богатый изломанный эстет, буржуазный, обречённый – но он-то точно выживет.
Я собираюсь нагреть воды для ванной, потому что горячей воды нет – в городе неразбериха, и все ждут входа в него войск Каудильо.
Вода нагревается в большом баке, мы топим печь, связанную с этим баком, книгами и рукописями. Пока вода нагревается, я лежу рядом с одной из девушек, на огромном покрывале – сейчас между нами что-то должно произойти. Я нравлюсь девушке не больше прочих, ей не жалко, но в комнату с кругового балкона начинают стучать. Мои друзья напоминают, что я не слежу за огнём.
Вообще, эта квартира устроена очень необычно – всю её, занимающую весь этаж невысокого дома, окружает смотровой балкон (с которого-то и заглядывали в комнату), все помещения в квартире проходные, и из любой точки видны на просвет пейзажи с противоположной стороны.
Я иду проверять огонь, но внезапно квартиру наполняют незнакомые люди. Мне говорят, что она временно реквизирована. По комнатам встаёт охрана, и я вижу, как через анфиладу, чуть подпрыгивая, идёт маленький кургузый генерал Франко.



Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 242

.

Вот семья, с которой я познакомился – очень бедная, но дружная семья. В ней какое-то нереально большое количество детей, что живут как обезьяны, ползая по канатам и шведским лестницам в огромной запутанной квартире. (Так, впрочем, всегда и изображают в новостях многодетные семьи).
Потом я отправляюсь с этой семьёй в путешествие на велосипедах. При этом я еду на гигантском велосипеде где-то посередине, понимая, что слезть с него невозможно – человек двадцать там крутят педали, а велосипед этот длиннее автопоезда.
Но что-то случилось в этом сне, и не то главу семьи, не то семью целиком требуют к ответу.
То ли хотят посадить, то ли что-то отнять. И вот я прихожу в прокурорское присутствие, которое больше похоже на адвокатскую контору – там сидит пять или шесть человек. Женщина у окна, какие-то девочки с кипами бумаг на столах, и молодой человек в костюме.
И вот я, собравшись духом, прошу принять мои бумаги и приобщить их к чему-то. Девушки кивают на молодого человека, и тот начинает мне выговаривать, что какая-то бумага составлена не так, вышла ошибка с номерами, и вообще на сегодня приём закрыт…
В этот момент, в рамках сна, происходит странная вещь: в ситуации, где я был бы обязательно вежлив и пластичен, что-то подсказывает мне, что это как раз неверный ход.
Я настаиваю, но произвожу какие-то угрожающие пассы. Вдруг женщина, что сидела у окна, вмешивается в разговор, и спокойно произносит: «А вы примите у него, примите».
Оказывается, что эта женщина главнее всех начальников, старше всех прокуроров. Нужно было ей понравиться, и теперь дело пойдёт на лад. А понравился я именно тем, что решил устроить драку в этом неприятном месте. И теперь всё будет сложно и трудно, но обязательно хорошо. Немезида за нас.



Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 243

.


Сон, часто встречающийся у советских людей: входишь на кухню, а там из раковины на пол льётся вода, на полу толстых слой воды, и скоро придут соседи снизу и дадут пизды.
Мне, впрочем, приснилась вариация этого сна – я начинаю вычёрпывать воду: в ход идёт сначала тряпка, но воды так много, что тряпку сменят большой тазик.
Однако вычёрпывать воду некуда – она не уходит ни в туалете, ни в кухне. Более того, всё, что отжато из тряпки и вылито из тазика, давно выплеснулось обратно. Плывут по куне жалкие отходы кулинарии – кофейная гуща, дольки лимона – и всё, это навсегда, с этим жить.
Единственно, что внушает оптимизм – это то, что беда явно общая. У все забилось, у всех закупорилось, возможно даже где-то во всём городе, а значит всем трындец, а на миру и смерть красна.




Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 244

.



Я прихожу в университет, встречаю каких-то знакомых, что на много лет меня младше – хотя они учатся до сих пор.
Кто-то говорит, что меня собрались исключать с «соцфака». И тут я вспоминаю, что давным-давно, когда страна впала в общественное безумие, и каждый физик норовил стать брокером, был организован особый «социальный факультет», куда я подал документы и даже года два проучился.
Факультет был образован специально для выпускников – и это было странное междисциплинарное образование, созданное, кажется исключительно для того, чтобы подкормить университетских преподавателей. Меж тем диплом у него был вполне стандартный.
Через некоторое время я исчез из этой московской жизни, но оказывается, до сих пор не исключён, и комиссия по моему поводу назначена лишь через неделю.
Я начинаю думать, что можно было бы съездить туда и честно написать прошение об отчислении. Или съездить просто для забавы – и спрашиваю адрес.
Но оказывается, что это вовсе не в университете, а где-то рядом, не то на Черёмушкинской, не то на улице Винокурова, в помещении банка, что до сих пор обеспечивает распределение грантов.
Причём, что удивительно, комиссией заведует всё та же высушенная жизнью женщина без возраста, что и много лет назад.
Я сижу на лекции в аудитории с крутым ярусом, (не в старой, обшитой дубом, помнящей Ландау и отцов Бомбы, а в современной, но с таким же крутым ярусом скамей), и записываю адрес. Девочка с младшего курса спрашивает, поеду ли я? Я мнусь, и говорю, что с тех пор много где учился, и порядком что закончил.
А, может и вправду съездить?



Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 245

.

Поскольку все уже ушли заниматься светской жизнью (Кто-то уже летит в Гоа, иные на презентациях, кто-то в кабаках, Пусик - в бане, а мой приятель Лопухин оказался даже в Бельгии, справляя каких-то своих родсвенников из "Красной капеллы"), а я остался дома как старый забытый Фирс, придётся рассказать ещё один сон.

Отправился на охоту с неблизкими, но хорошо знакомыми людьми. Эти люди небедны, и мы останавливаемся в охотничьей гостинице. Это деревянное здание с барной стойкой, чем-то похожее на салун, каким салуны изображают в ковбойских фильмах, но салун хорошо утеплённый, стоящий посреди русской зимы. Там в баре, под вечер меня выбирает девушка – не сказать, что она хороша, сразу понятно, что доступна, но непонятно, сколько стоит. Мне ясно, что она зарабатывает в этой гостинице, и я сразу объясняю, что вовсе не хочу расслабиться. Но такое впечатление, что сойтись больше не с кем.
Важно, что у меня в комнате, кроме ружья лежит странный трёхсекционный плазменный телевизор – это часть моей экипировки, телевизор плоский, складной, и замещает гаджет, такой гаджет, что обычно оказывается в вещах героя шпионского фильма – спутниковый передатчик, надувной робот-убийца, алмаз размером и весом в пудовую гирю. Что мне должны показать в этом телевизоре, похожем на складень, непонятно.
Девушка, меж тем, оказывается невысока, тонка в кости, с неопределённым лицом и в той же униформе, которую обычно одевают небедные люди, отправляясь на свои и чужие дачи.
Мы с ней говорим о чём-то, а я думаю, про себя, что это уже очень нехорошо – разговаривая с проституткой, ты уже начинаешь ей пользоваться, и нужно быть честнее – либо так, либо никак. Но большинство мужчин норовят балансировать на грани, притворяясь, что так и не вступили в товарно-денежные отношения. То есть, в головах многих мужчин живёт отвратительный гибрид родом откуда-то из голливудского масскульта (в таких фильмах ещё должно оказаться, что девушка смертельно (но не заразно) больна – и герою достался последний бутон и проч., и проч.) Но тут всё должно быть интереснее.
Кончается всё, конечно, еблей.



Извините, если кого обидел