November 11th, 2006

История про то, как спиздили Джомолунгму (VI)

.

Ну, в общем, народ окончательно потерял интерес к "Тихому Дну". То есть, «Тихому Дону», конечно. Да и я, в общем, тоже. Продолжаю так, по инерции.
Нет, конечно, можно было бы сделать гораздо более интересный фильм.
В нём великий Режиссёр, что экранизировал Библию (на съёмках погибли две бригады воздушно-десантных войск и непонарошку пострадало сорок тысяч младенцев), понимает, что должен снять последний и главный фильм своей жизни. Он понимает, что на пятки ему наступает молодое поколение, и сын приятеля уже снял какое-то кино про чекистов и бандитов.
Ну, натурально, надо снять Государственное Кино - снимешь какого-нибудь Гамлета - это будет чужое Государственное Кино - а про наше он всё снял - и про нашествие двунадесять языков, и про то и про это. Начинает снимать про казаков, денег мало, страна разваливается, пришлось половину семьи в съёмочную группу засунуть (а дети и вовсе - софиты тонкими ручонками держат) - и выходит Государственное Кино... Но в самый ответственный момент главный актёр приходит к нему и честно говорит:
- Прости, отец родной, я пидорас. Хотел раньше сказать, но слова этого ещё по-русски не выучил. Да ты не педивай - казаки - они ведь, всё равно что ковбои.
Тут Режиссёр падает, театр закрывается, всех тошнит.
Пидорасы разбегаются, плёнку попиздили невесть откуда взявшиеся банковские служащие. Сын режиссёра клянётся отомстить над гробом.
Ну, конечно, все совпадения с реальностью абсолютно случайны.

А вообще-то все произведения искусства можно сравнивать с архитектурой (она просто чуть прочнее других произведений). Есть фильмы затратные, как сталинские высотки - "Кубанские казаки", например. Или, скажем "Цирк". Есть удивительно красивые, как обречённый конструктивизм двадцатых - какой-нибудь "Строгий юноша" и весь Вертов, есть фильмы, похожие на хрущобы - Где на два силикатных кирпича - один кирпич надежды, а приход человека с гитарой уменьшает свободнуб кубатуру вдвое. Это "Мне двадцать лет" и прочие шестидесятые дела.
Есть унылые панельные девятиэтажки советского кино семидесятых, бидонвилль андеграундного кино...
Так вот, в этом ряду "Тихий Дон" Бондарчука похож на добротные дома из жёлтого кирпича, которые строили в последние годы советской власти для инструкторов ЦК. Это вполне себе многоэтажные дома - сделанные получше, чем прочие, с более просторными квартирами, но совершенно не примечательные в смысле архитектуры. Хорошие дома, пол Арбата ими утыкано, Хользунов переулок, да много они где есть. В одном таком Ельцин жил, на моей улице, кстати.
А потом приходит новое время, обрастает мрамором Рублёвское шоссе, кое-кто переселяется в Испанию, граждане перестают пугаться биде, мэр придумывает "московский стиль", но дома жёлтого кирпича всё стоят - как памятник былой вершине достатка. К кирпичу претензии есть? У меня нет.



Извините, если кого обидел

История про то, как спиздили Джомолунгму (VII)

.

Заглянул сейчас в телевизионную программу: "Чтобы выкупить из африканского плена своего единственного друга, бывший спецназовец Евгений Сагибов находит старого авантюриста Сруля Цукакера и путем шантажа выведывает у него адреса тех, у кого поднакопились лишние деньги..."
Умри, Денис, сдохни, сука. Не жить тебе.
Впрочем, средства массовой информации ("Известия"), как нам подсказывают, ещё в августе сообщили, что "В Литве начаты съемки европейского телепроекта - четырехсерийного фильма "Война и мир". Экранизация романа Льва Толстого, в которой примут участие телекомпании шести стран, в том числе и России, обойдется в 26 миллионов евро и станет самым крупным европейским совместным проектом за последние несколько лет, ...сценарий написали итальянцы Лоренцо Фавелла и автор "Однажды в Америке" Энрико Медиоли, режиссером "Войны и мира" станет румын Роберт Дорнхельм. Наташу Ростову сыграет молодая француженка Клеменс Поэзи, Андрея Болконского - итальянец Алессио Бони, Пьера Безухова - немец Александр Байер. Британцу Малкольму Макдауэллу досталась роль старика Болконского. Из Литвы съемки затем переместятся в Санкт-Петербург, а премьера фильма назначена на будущий год.
Между тем в начале года было объявлено о планах еще одной экранизации "Войны и мира". Восьмисерийный телесериал сериал собиралется снять американо-российская кинокомпания. В компании подчеркнули, что сериал будет сниматься с использованием всех последних достижений мирового кинематографа: компьютерной графики, новых звуковых решений, технологии изображения HD. Съемки планируется завершить в конце 2007 года. Снимать сериал будут в разных уголках России, а также в павильонах "Мосфильма". Сообщалось, что бюджет картины составит 60-80 млн долларов".


Поэтому тяжело мне говорить об экранизациях знаменитых романов. На Бондарчуков лаяться...
Между тем, с романами ХХ века штука интересная. Будь я академиком Фоменко, то рассуждал бы так: вот в летописях говорят о якобы двух романах. Оба романа написаны в ХХ веке, двумя писателями, каждого из которых много обвиняли вразных нечистоплотных поступках. Оба они получили за свой труд Нобелевские премии.
Очевидно, что это один и тот же писатель - такая постановка вопроса снимает массу проблем. Да, удовлетворены поклонники конспирологической версии о том, что не Шолохов написал "Тихий Дон" - естественно, его написал Пастернак. Потому что Пастернак - это Шолохов, а Шолохов - Пастернак. Для людей, ушибленных Пелевиным, специально объясняю: "Шолохов обрамляет Пастернака и служит для него чем-то вроде изысканного футляра, а Пастернак вдыхает в Шолохова жизненную силу и не дает ему усохнуть.Шолохов - это Пастернак тела, а Пастернак - это Шолохов духа.На стыке этих понятий возникает вся современная культура, которая является диалектическим единством шолоховского ПастернакА (ну и наоборот).
Понятно, так же, что будут удовлетворены и любители Пастернака, а равно как и те, кто недолюбливал Бориса Леонидовича за антисоветскую деятельность. Их примирит с писателем то, что в молодости он комиссарствовал, организовал партизанский отряд под Пермью, и по продовольственному делу налютовал крепко.
Пастернак действительно отказался от Нобелевской премии в пользу Михаила Шолохова, не могде он раздвоиться в Стокгольме. Печальна судьба шведской премии, но гораздо печальнее судьба молодого казака, что Пастернак выписал из своей станицы, для того, чтобы тот написал стихи для получившего премию романа (там много песен и стихи в приложении). Молодой человек, не привыкший к столичной жизни начал пить, ухлёстывать за девушками и непозволительно близко сошёлся с иностранцами.В итоге он стал утверждать, что роман сочинён вовсе не Пастернаком, а его ровестником Михиалом Шолоховым, рукопись была похищена, и проч., и проч.
Ну, понятно, что молодого человека сослали обратно - в станицу Норенскую, где он жевал сало по углам, да пил горькую. Я думаю, что это совершенно справедливо - нечего разевать рот на Нобелевскую премию, тем более - чужую.


Извините, если кого обидел