November 8th, 2006

История про то, как спиздили Джомолунгму (III).

.

Тут ещё вот какая история - набор представлений нормального обывателя о Шолохове невелик: первое - он написал "Тихий Дон", ещё полтора романа и рассказы. Второе - он Герой Социалистического труда, депутат и член ЦК КПСС, третье - он обижал диссидентов и не любил евреев, да во многих воспоминаниях остался человеком неприятным.
Дальше начинается форменное безобразие - одни заинтересованные люди немедленно объявляют Шолохова ангелом во плоти, а другие заинтересованные люди становятся перед проблемой: оно-то легко объявить Шолохова упырём, но куда девать "Тихий Дон"? То есть, остального-то не жалко - но "Тихий Дон"-то куда.
А согласиться с тем, что упырь написал хороший роман совершенно невозможно, и дальше начинается известная операция: «Если из высказывания P следует Q, и Q приятно, то P истинно»[1]
Обсуждать я это вовсе не буду (и, кажется, уже пообещал) - потому как обсуждать этос адептами хуже, чем говорить с запоздавшими к лету новыми доказателями теоремы Ферма.

Меж тем в фильме появился пресловутый пулемёт МГ-34 или МГ-42, (у кого зорче глаз, а?) Григорий Мелехов зарубил первого австрияка, зашумел, забился завёрнутый в газеты четырнадцатый год.
Жёнки казачие тоскуют без мужиков, сверкают чулками. Андрейченко ножку выставляет, семейное дело идёт. Тема сисек притом не раскрыта.
Меня удивило другое - из фильма исчез большевик Штокман, который поагитировал-поагитировал, да и вывели болезного, руки ему за спину. Нет, от Штокмана никто не ожидал, что он сразу прыг во снег и ну ебаться.
Номог бы пробежать пару раз через экран, тряся прокламациями, зажатыми в кулак.

А, вот рухнул Мелихов, порубаннный австрияком на землю - и случился с ним понятный режиссёру Андрей Болконский - небо серое, кровь течёт птичка летит. Да и дочка померла.
О, а вот и молодой барин пришёл: "Не боись, я не надолго, огня не зажигай, сарафан не одевай"... А сам оглядывается воровато, нет ли медведа в округе. Нету...
Ба! Приехал на побывку сам Медвед - всех отпиздил, мологдому барину навалял - но трахать его не стал. а вывалил в канаву.
Ну, в общем, большевиков нам скоро не покажут, зато завтра начнётся революция.
С фуражками, там, кстати, какая-то засада.






[1] Сб. Колмогоров в воспоминаниях под ред. А.Н. Ширяева, М.,Физматлит, 1993, стр. 377