October 27th, 2006

История про частную жизнь

.

Принялся читать воспоминания приёмной дочери Сельвинского. Вероятно, она достойная женщина, но, увы, в воспоминаниях своих не выказывает ума. Есть такой тип воспоминаний, в котором нет переосмысления прошлого, нет этнографического пира примет ушедшего времени, нет весёлой науки литературной злости и сведения счётов с мертвецами. Это знаменитый жанр Живого Журнала "юбку или брюки". Не все, правда помнят откуда эта бессмертная фраза.
Так вот, падчерица Сельвинского написала книгу о себе - она жила в литературной семье, окончила ГИТИС, потом преподавала в цирковом училище, а под конец вышла замуж за немца. Немец был родом из прошлого, из компании мальчиков, что были детьми политэмигрантов.
Двое из них стали известны - это Конни и Маркус Вольф. Она влюбилась в третьего, Лотара, а вышла замуж за четвёртого приятеля.
История про первую любовь особая - чувства барышни были устроены так, что в 1942 году, она пишет в своём дневнике: "Я хочу быть с Тобой! Всё, всё только для Тебя!..." - а юноша ещё в 1940 году репатриировался в Германию, и как раз в этом сорок втором его несли над землёй крылья "Люфтваффе".
Она пишет с некоторой наивностью открытия: "Нельзя наказывать невинных людей, какой бы национальности они не были. Крымские татары, и чеченцы, и ингуши, и многие другие малые народы, населявшие нашу страну все были в 24 часа сорваны со своих со своих мест и отправлены кто куда"... Это кто бы спорил.
Самое грустное, что в книге падчерицы совсем мало Сельвинского. Вернее, есть такой способ описания прошедших давно событий, когда перечисляются юбки и брюки, и понимаешь, что вокруг интересного тебе человека шла обыкновенная жизнь - выкипал чайник, писались дурацкие стихи к случаю, творилось обычное бытовое безумие (которое и считается домашними не просто главным, но единственным содержанием жизни).
За последнее время я прочитал несколько мемуаров писательских дочерей, причм большая их часть были дочери, что стали актрисами. Какое-то уныние у меня было от этих мемуаров - люди всё хорошие, но мучительно неинтересные.
А вот Сельвинский был мне интересен. Во-первых, это был тип абсолютно советского поэта, причём поэта-конструктивиста. Он стремительно попал в полуопалу и так и дожил век поэтом второго ряда.
Он написал блестящую прозаическую книгу "О, юность моя", которая чем-то похожа на гигантский автобиографический роман Паустовского.



Извините, если кого обидел