October 16th, 2006

История про сны Березина № 232

.


Я лечу из какой-то африканской страны. В аэропорту негр в форме собирает со всех вылетающих странные бумаги. Больше всего они похожи на посадочный талон, приклеенный к длинной ленте кассового чека.
Я мешкаю – отчего-то мне не хочется отдавать негру эту бумажку (мне её должны оплатить в бухгалтерии). Я отворачиваюсь к стеллажам в камере-накопителе. На этих стеллажах стоят предметы местного искусства – вырезанные из зелёного камня дельфины и слоны.
Но тут же я начинаю думать – зря я не отдал бумажку – вдруг теперь мой чемодан не примут на борт, или он вообще потеряется. Между тем, мне надо лететь куда-то дальше – и всё в Африке. Я уныло тащу свой чемодан по запутанным длинным коридорам, похожим на тёмные винные подвалы – только жаркие и душные. Наконец я упираюсь в стол, за которым сидит сотрудник авиакомпании, а рядом сидит хирург Кирякин.
- Да не парься, – говорит мне Кирякин. – Я тебя отправлю, куда хочешь. Я вообще жутко могущественен. Так куда тебе надо лететь?
И тут я с ужасом понимаю, что не знаю – куда летит моя делегация.
И не узнаю уже никогда.

Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 233

.

Я сдаю квартиру на первом этаже многоэтажного дома на Зубовской площади. Такого дома там нет, и всё не похоже на настоящую Зубовскую площадь, как непохожа и сама сдача квартиры на существующую практику.
Я даю переночевать или пожить в этой квартире несколько дней всяким творческим людям. Например, живёт там Паша Б., и говорит мне что-то быстро – рассказывает не то о женщинах, не то о Горьком. Людей много, с ними всё равно какие-то хлопоты. Посуду не моют, прожгли скатерть.
И вот мы поднимаемся вверх по узкой улице – и это уже не Москва, а какой-то город, взятый напрокат из Восточной Европы.



Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 234

.


Странный и печальный сон, что приснился мне в этот раз, был возвращением в прошлое. Где любовь-морковь, двери-шмели, хали-гали.
И такая тоска по непрожитому меня охватила, что только держись.
Потратил много усилий, чтобы его забыть – и, слава Богу, забыл.



Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 235

.

Я пришёл в гости к богатому и брутальному издателю. Мы сидим целой компанией в комнате с видом на лес. Это напоминает советских пансионаты и дома творчества, где в безумные девяностые снимали апартаменты в мои друзья. И оказывается, что повсюду – и в этом доме тоже, используется квадратурин из рассказа Кржижановского. Только он действует странно - и внешние стены дома тоже двигаются - сантиметров на двадцать.
Я, выйдя в парк вижу, что край дома сантиметров на двадцать не совпадает с бетонной заливкой вокруг фундамента.



Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 236

.

Большую часть ночи занимался тем, что редактировал статью об убитой журналистке П. в Большой Советской Энциклопедии. Причём том энциклопедии большой, синего цвета, антикварного вида и выпущен задолго до рождения журналистки – году в 1950.
Редактуру я виду в уже изданной книге – там, прямо на страницах, черкаю что-то карандашом и вписываю. Например, рассказывается трогательная история про то, как журналистка путешествовала по Греции на ослах и прямо туда, на осла ей позвонило Влиятельное Лицо. Телефон зазвонил у погонщика, и достав огромную эбонитовую трубку на пружинном шнуре, погонщик связал П. с Влиятельным Лицом и произошёл Значительный Разговор.
Но вдруг я вижу, что прямо в столбце отпечатана каша из букв, видимо перепутанная при наборе. Потом идёт рассказ о сетевом конкурсе «Грелка», что и вовсе не лезет ни в какие ворота.
Очень я удивлён этой издательской работой.



Извините, если кого обидел