October 15th, 2006

История про сны Березина № 229

.

Сон про то, как я хотел написать рассказ, но внутри сна ужаснулся написанному. Говно полное я во сне написал, а вовсе не рассказ.
Но сразу за ним приснился возмутительно путанный длинный сон – для начала я был принужден сделать какой-то научный доклад. Проходит какая-то конференция – отчего-то нужно читать доклады в помещении ночного клуба. Там хай-тек, гладкие разноцветные стены и блестящие трубы вдоль стен.
Доклад называется «Лагерфельд и Эскабан Эпумизан».
Я клянусь, что именно так и написано. С этого момента я понимаю, что не я читаю доклад, а какой-то смущающийся человек, а я наблюдаю за этим со стороны.
Дело ещё в том, что помещение для чтения выбрано неудачное, в углу комнаты, на другом конце которой выступают со своими шутками пошляки-юмористы.
Взрывы хохота заглушают слова докладчика – я продолжаю смотреть на него со стороны, это худощавый мужчина в белом костюме, совсем на меня не похожий.
За этим следует картина: я еду домой с двумя своими одноклассницами. И вот все трое мы оказываемся в постели, причём друг другу они нравятся больше, чем я им.



Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 230

.

Мы с N. идём по улице, он исчезает из поля зрения, и я вижу, как он сноровисто карабкается в окно дома по приставной лестнице. Так в прежние времена лазили в женские общежития – да это женское общежитие и есть. Гаврилов ловко залезает на второй этаж, я, кряхтя, лезу за ним.
Но оказывается, что юркий N. проник внутрь через стальные прутья решётки.
Я, при моей комплекции, так сделать не могу – и трачу много времени на размышления – но как-то всё же пролезаю, не так, как хотелось бы, а ужасно некрасиво.
Там действительно общежитие – но странное. Гулкий кафель огромных залов вечный водопад в сортире, людей нет.
Люди находятся на следующий день – какие-то официантки из московских кафе. Понятно, что все они одновременно фотографы, художницы, и поэтессы.
Мне очень неуютно.
Я сажусь за стол между двух кроватей – там сидит несколько женщин. Все сплетничают, а одна, наклонившись, спрашивает меня: «Это та самая эстонка? Ну вот эта, с белыми пластмассовыми серьгами?» - я совершенно не понимаю, о ком речь, но действительно, напротив сидит такая женщина.
Она выглядит попроще остальных – и повеселее.
Тут следует вставная эротическая сцена, такая, какая бывает в фильмах Монти Пайтона: солдаты в мундирах Первой мировой войны и медсестра. По-моему, это пародия на порнографические фильмы.
Сюжет возвращается в прежнее русло, но я уже сижу в помещении, похожем на школьный класс, но за партами сидят вполне взрослые люди. Я у стены, отвернувшись, считаю деньги. Внезапно появившийся старичок суёт в мою кучку новую пачку денег, cзади появляются несколько крепких мужчин в возрасте, что привезли ещё денег.
Посторонние люди уходят из класса, толпясь и скрежеща стульями. Но я вижу, что деньги, которые привезли мне странные – это перехваченные резинками и бумажными полосами банкноты экзотических государств, а то и вовсе государств несуществующих. Красота в этом безумная, но зачем мне это всё дают – непонятно.



Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 231

.

Приснилась мне горная пустынная дорога, по которой я иду долго-долго. Вдруг я обнаруживаю на ней своего однокурсника Витю Пенкина, что удит на этой дороге рыбу.
Он стоит спиной ко мне, в светло зелёных штанах-сапогах от универсального защитного комплекта, а удочка висит параллельно сухой дороге.
- Ну, говорит мне Пенкин хмуро, – чем удивлён?

Извините, если кого обидел