October 1st, 2006

История про сны Березина № 223

.

Приснилось путешествие по реке, на лодке, что похожа на папирусную – симметричная, с толстым загнутым носом, как у «Ра».
Река с огромными валунами, пеной между них, затем текущая спокойно, то разливающаяся по равнине, то текущая по ущельям. Одно время мы плывём вниз по течению и просто спим по ночам, не заботясь о безопасности, за эти следуют стремительные участки. Мы очень давно отправились в путь по сказочной реке. Вот мы протискиваем лодку через дыры в какой-то стальной сети, а вот я привязываю шкотовым… Что привязываю, почему шкотовым? Ничего не понятно.
В лодке много людей, в том числе знакомых. Среди них есть и хороший человек Серго К.



Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 224

.

К-ов приводит меня в редакцию журнала «Весёлые картинки». Это, правда, совершенно не детский журнал, а журнал глянцевый, богатый. Он отчего-то находится в жилом доме, и я долго озираюсь в подъезде, разглядываю почтовые ящики и огромную лестницу. Это явно новостройка, со следами безумия архитектора, который помешался на конструктивизме.
Потом я оказываюсь в квартире, в которой идёт заседание редакции: мне что-то хотят предложить. Я не прочь написать статью в этот журнал, но совершенно непонятно, про что писать.
Именно эта неясность меня и раздражает: что, зачем? Сколько денег дадут, и дадут ли?
Причём все за столом говорят не о своих обязанностях и не о написанных статьях, а о том, кто и в какой пресс-тур съездил. С одной стороны, мне такая жизнь завидная, но эти бессмысленные разговоры не приближают меня к деньгам.
Сцена меняется, и я вдруг оказываюсь в квартире этого тома, такой же жертве конструктивизма, что и подъезд. Отовсюду торчат облупленные бетонные выступы…



Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 224

.

Я живу в странном доме, на первом этаже. Сразу за вестибюлем - большой залой, которая выложена в шахматную клетку мрачноватым мрамором. За этой залой находится проход во внутренний дворик, что под стеклянной крышей с витражами. В этом внутреннем дворике две секции разделённые гигантским окном. В одной – моя комната, в другой – комната моего одноклассника П. Я заглядываю на его половину и вижу сквозь стекло, что П. спит. Из-под одеяла торчат сонные женские ноги и руки – в каком-то странном количестве.
Я с уважением смотрю на соседей и иду спать.
Потом я возвращаюсь в залу и поднимаюсь на лестнице на второй этаж особняка. Там кухня: слева стол для еды, справа – разделочный стол.
Там, на рабочем столе я нахожу странные плоды, что оставил мне отец. При этом я знаю, что он давно умер.
Я разглядываю плоды – это инопланетные яйца, внешне похожие на картофель. Тогда, достаю электрическую мясорубку и делаю из них фарш, а из фарша котлеты. Сам я есть их, впрочем, собираюсь.
Об этом я с нескрываемым удовольствием сообщаю пришедшему отцу – и сдаётся мне, что он эти яйца притащил в дом. Может, у него были какие-то дела с инопланетянами.



Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 225

.

Я еду в командировку. Вернее, отправляюсь на неизвестный мне семинар по повышению квалификации. Я знавал эти бессмысленные корпоративные поездки – но эта необычно, и отчего-то имеет целью Эстонию.
Зима, мы едем в холодном вагоне. Вагон ещё советского времени, но очень чистый и очень хорошо наново выкрашен.
Ехать до этой обобщённой Эстонии нужно минут пятнадцать.
Это зимний город, разумеется – с острыми крышами и аккуратными домами фахверк. Прямо не Эстония, а Германия. Гостиница, где мы живём, находится, впрочем, далеко от центра городка. Несколько раз, экономя деньги, я хожу в эту гостиницу пешком, по краю дороги, совершенно неприспособленной для пешехода.
Вместе со мной в гостинице живёт несколько офисных женщин – не первой молодости, занятых своими мелкими, непонятными для меня, но важными для них, заботами.
Оказывается мне нужно съездить домой, и вот я покидаю этот город, а потом возвращаюсь в него всё на том же поезде. Снова тот же самый вагон, и он идёт чрезвычайно медленно, так, что не слышен даже стук колёс на стыках.



Извините, если кого обидел