September 27th, 2006

История про сны Березина № 212

.

Я еду во Львов. То есть, действие происходит в стоящем вагоне поезда, который и вовсе трансформируется в другие пространства. Очень подвижный вагон, надо сказать.
- А знаете, кто-то говорит мне в спину, - что Сервантес венчался во Львове.
Я не знаю, что ответить. С одной стороны, это какой-то бред, типичный для снов, но с другой стороны… Мало ли что? Бальзак, Дюма… [Далее следует история avva, которую я пересказываю во сне, комментируя историю Сервантеса. Что он рассказывал про испанского писателя, и был ли этот случай наяву, я не помню].
- А случаем с Валевской я на месте поляков не стал бы гордиться, - невпопад отвечаю я. - - Как не крути, эта история оскорбительна для польских мужчин. Да и вообще, для польской национальной гордости она нехороша.
Тут во сне кто-то говорит мне :
- зато во Львове дорогие квартиры – не менее $40.000…
Я не могу понять – много это или мало для Львова, и вообще – правда ли. А задумавшись, перемещаюсь по вагону, и внезапно оказываюсь в другом его конце . Там в огромном помещении, похожем на аскетичную протестантскую церковь служат молебен два священника – муж и жена. Оттого конфессия мне неясна, и я спрашиваю их:
- А можно ли вам вести богослужение вне храма?
Чувствуется, что я спросил что-то неприличное, и священники, краснея, уходят от ответа.



Извините, если кого обидел

История про сны Березина № 213

.

…Мы с друзьями играем в волейбол на лесной поляне. Осень, сухо и ветрено. Вокруг сосны – кажется, это Куровская. Внезапно начинается сильный ветер, и с неба летит холодная морось. Я решаю похвастаться своим новым зонтом с деревянной лаковой ручкой, и достаю его из рюкзака.
Но зонтик стремительно портится на глазах. Ручка облезла, в ткани дырки, бобик сдох.
А нехуя было хвастаться.



Извините, если кого обидел