September 5th, 2006

История про разговоры DCXXX

.

- Многим вот нравится новый акунинский роман. Я вот не отношу себя к их числу - правда, у меня электронная версия, и, может, я не всё ещё прочитал. (А r_l говорит, что в пресс-тираже не единый том, а два). Вообще - это проблема всех современных писателей, кстати. Когда они после большой паузы в работе возвращаются в общество, то новая книга кажется бледным оттиском старых.
То есть каждая следующая книга должна быть на порядок лучше предыдущих. Понятно, что фандоринско-эрастовский цикл закрыт, и Пелагея растворилась в нетях. Оттого приходится отдуваться баронету. «Специальный корреспондент» - роман о его потомке, который живёт в современной России. А старый Фандорин появляется там только в эпизоде с саклей, и когда приезжает в Вологду искать пропавшего сына Шамиля. А современный британский баронет Фандорин как раз абсолютно зауряден. И специальный корреспондент-стрингер просто карикатура.
Это совершенно непонятно - на кавказской тематике можно было закрутить очень жёсткий сюжет, а не эту персональную корректность. Да.
- Ну, не знаю. По-моему, как раз в этом сведении линий есть цимес. Главное, оно, сведение, давно было обещано, и мы все думали, как оно осуществится. Я лично не думал, что так. Нет, право, вещь.
- Вещь-то она вещь, но, во-первых, это игра в поддавки. Зачем князя из начала ХХ века называть Сакинишвилли? Это совсем не остроумство - потому что намекать нужно тоньше. Потом этот корреспондент-педофил, который с мальчиком уезжает потом в Америку - это всё набор штампов.
То есть, литература кончилась, и царит бал клише.
- Ну, поддавки и в Колеснице были, согласитесь. Но там все же было скучновато. А тут весело. Как раз про мальчика я не ожидал.
- Мы на работе это уже обсуждали: но когда писатель говорит: "Читатель ждёт уж рифмы розы - На, вот, возьми её скорей!" один раз - это свежо. Если два раза - терпимо. А если двадцать пять раз - это утомляет.
Потом для меня индикатор, как переделывают фамилии олигархов - если звучит Лебединский и Дубровский - Это дурновкусие. Я сразу могу сказать, что там стильно. То, как Николас ходит по московской тусовке перед отъездом на Кавказ - потому что это всё-таки неявный Толстой, а ещё потому что понятно, что никакие "Серые волчки" там рядом не валялись. Мне это Климонтовича с "Газетой" напомнило. Ну, ещё и то, что корреспондента вытягивают из плена благодаря сетевому дневнику - только почему "Живой Интернет", а не "Живой журнал" - непонятно.
- Ну, он же все время реалии слегка заменяет. Это как раз понятно. Меня больше смутила грузинская линия. Ясно, что она автобиографична, но такого открытого звиадизма, прости Господи, я не ожидал.
- Да нет, я думаю, что он взял от Гамсахурдиа только то, что он писатель. Всякая "Великая Грузия" Акунина не очень интересовала - главное для него было то, что он в Президенте может выразить самого себя. То как Сакинишвилли топает на японского посла и атташе - это как раз совершенно открытый фрейдизм. Понятно, что японцы А.-Ч. остопиздили, но сказать об этом можно только устами персонажа.
- И ко мне заехала в гости А., привезла московскую новинку - акунинского "Специального корреспондента". Решил прочитать пару глав перед сном, да так до рассвета и не оторвался. Знаю, знаю - стилизаторство, анахронизмы, погрешности против языка, ходульность сюжета, схематичность характеров, но ничего с собой не могу поделать - увлекательно! И трогает, несмотря ни на что! Дойдя до эпизода с Жанной на крыше редакции, я, честно скажу, расплакался. С Оксфордской топографией, автор, правда, немного напутал. Так, Фандорин не мог добежать до университетского издательства от Айзиской средней школы - для этого ему пришлось бы переплыть реку. Но это мелочи, занимательности рассказа ничуть не мешающие. Что бы там ни говорили, Акунин - мастер!
- Ничего себе "немного напутал"! Это с какого бодуна должен был быть водитель экскурсионного автобуса, чтобы прокатить уважаемого автора по не возможному в двумерном пространстве маршруту! Там же важно, где именно кладбища. Какой смысл навинчивать фантазии в сложные конструкции, если такая невнимательность к деталям.
- Да вы странные какие-то все. Я битый час объясняю людям, что как только Акунин стал там писать про политику, грузинского президента и проч., так вся литература начала сбоить. Политическая сатира - признак краха
- Какая в «Спецкоре» политическая сатира? Уж не в большей степени, чем в других его романах.
- Все грузины там - политическая сатира. А некоторые ещё утверждают, что на Сашу Соколова похоже. На худшие страницы "Палисандрии".
- Кстати, нет. Не всегда. В этом случае - не совсем. Все-таки образ Бадришвили искупает, по-моему, ходульность этой линии. Когда он достает из кармана стетоскоп - это смешно и неожиданно, по-моему.
- А мне показалось – надуманно, но зато прекрррасная история с трупом лошади и цветами зла
- А мне показалось - удивительно органично. Вот так достает и думает "а особо тонкие натуры решат, что это я нарочно"...
- Никогда Акунину не понять загадки дамской души. Разве женщина может – так - по крыше? Хочется его самого всунуть в дамские туфли и полюбоваться, что можно написать вот так вот, какие попрыгушечки... до того ли будет нашему эстету...
- Постойте, но это ведь хотя и в Москве происходит, но в очень западнической тусовке. Какие там туфли - в лучшем случае изящные кожаные тапочки без каблука, в худшем - дорогие кроссовки. Только по крышам и шастать.
- Что это за загадочная книжка? Упоминания её встречаются в сети только в жж, и даже на университетском книжном рынке, где книжки появляются порой за два месяца до оффиц. выхода о ней никто ничего не слышал. Э то, что реально новый роман? про фандорина-внука, что ли??
- Все равно темно, кто кому что дал и на каких прaвaх и почему и зачем и была ли книжка (и будет ли). Ладно, понятно, кaкие-то разборки, которые нaм, маленьким, знaть ни к чему, и на которых они тaм все пальцы рaсстaвляют, рожи умные делaют, a тем временем, если я понялa прaвильно, кто-то по дури рaзослaл фaйл с книгой, a те рaды стaрaться его своим друзьям/знaкомым/незнaкомым рaссылaть и нa инет выстaвлять.
- До сто пятой страницы кажется, что уже все это читал, и ничего нового не будет. На последних 20 страницах выясняется, что есть еще порох в Чартхишвили. Фандорин опять весь в белом, но педофильская тема неожиданна. Вот он какой, Эраст Петрович, оказывается...
- Если честно, я уже в середине знал, кто жертва.
- Ехидство тут неуместно. Кстати, книжка мне понравилась. Акунин все равно классно пишет, намного лучше Донцовой. Весь второй том, уже зная имя жертвы, я мысленно потел: прав я или неправ?
- Ну да, драйв есть. Чего говорить - мастер.
- Это Вы второй том имеете в виду. А я - первый. Но вообще - надо не в комментариях тут, а у себя
- Э-ээ... Второй? У меня электронная версия - там нет членения.
- А уже есть электронная? Я бумажную читал, еще два дня назад не было электронной. Или я не там искал?
- Можно переслать, только она у меня в формате "телетекст only".
- Ага, я конвертирую. Спасибо.
- А мне вот понравилось. Всё таки неожиданно меняется стиль.
- Не знаю. Я не очень согласен. Единственное место из Соколова там, по-моему это "Они сидели на платформе, разглядывая надписи, сделанные мелом на старом вагоне. Казалось, что по станции прошлась шайка разбойников, за неимением бумаги мелом отмечая кто кому сколько должен. Мелом было написано "Мария Васильевна - сука", и Николас понял, что это школьник печально шёл из школы по тропинке между путей.
- Я нехорошо с вами поступил, Николай Александрович, — сказал Сакинишвилли, сокрушенно опустив голову, отчего двойной подбородок бывшего президента сделался тройным. - Я вас использовал. Это могло стоить вам жизни, хотя Гиви и его ребята за вами приглядывали.
- Всё те же ребята из «Эскадрона»? — блеснул осведомленностью Фандорин. Иосиф Гурамович восхищенно закатил глаза, как бы отдавая дань проницательности собеседника.
- Да. Это специальное подразделение, которое я создал, когда узнал, что начальник департамента госбезопасности страны завербован аджарцами. Николас снова принялся изучать меловые отложения на стенках вагона. Ниже гневной инвективы школьника шло уж совсем неприличное.
- Некоторое время назад мне детективы редактировать приходилось, третьесортные, разумеется - вот это место я с легкостью могу там представить, один в один, это родовые пятна такой литературы. Доктора Живаго не читал, Акунина тоже, одной страницей обошлась через плечо у кого-то в метро, но поразительно, что можно так писать - он же все-таки не милиционер из Сибири, который первый раз в руки ручку взял, он же книги читал, чужие. Как можно писать и как можно читать - мне физически больно, когда я такое вижу, как будто меня отравили
- А в каком из романов Акунина (на знаю ставить ли кавычки в слове романы) сюжет на ваш взгляд закручен очень жёстко? Мне казалось, что он сюжетом пренебрегает из каких-то, мне не совсем понятных соображений. Или даже разрушает сюжет иногда вместе с жанром, иногда отдельно.
- Ну, ты загнул. Ты просто скажи, как учили в школе.
- Я теперь стесняюсь просто говорить, сам же мне велел вести себя тут типа культурно... Мысль небогатая - Акунин либо разрушает жанр(сознательно конечно) как в последних книжках, когда действие "провинциального детектива" разворачивается в мировых столицах, неторопливый детектив превращается в боевик с элементами фантастики - Терминатор-3... Либо только сюжет делает нелепым, например в Левиафане, когда весь сыр бор из за платка, который является единственный уликой и который любой начинающий грабитель уничтожил бы через 20 минут после кражи. Это - два тока примера, но по моему в каждой его книге сюжет нарочито нелеп, начиная с первой самой.
- Ой, а что - Фандорин оказался педофилом? А какой из них - старший или младший? А можно хотя бы абзац из текста по этому поводу? У меня есть одно знакомое желтое издание, которое готово взяться за эту тему.
- Да нет, почему Фандорин? Зачем Фандорин? Это пропавший корреспондент - педофил. То есть, даже не очевидный педофил, просто на это намекается - тем как он мальчика усыновляет, что говорит в конце и т. д.
- Жаль. А то я у юзера r_l почитал и подумал, что педофил. А ведь как красиво можно было бы расстаться с порядком надоевшим всем персонажем... И еще денег на скандале срубить. И еще престижную параллель с Набоковым провести, а не только с Толстым;-)
- Ну, там на Набокова толстый намёк, а не какая-то параллель. Там этот чувак едет с мальчиком по трассе, и обнаруживает, что за мальчика нужно платить по-взрослому, то есть в зоопарк на него уже нет детской скидки. И корреспондент думает о том, что он уже не вполне отщепенец.
Это почти точная цитата из "Лолиты", когда Гумберт-Гумберт обнаруживает, что за Лолиту тоже нужно платить где-то, в каком-то музее, по-взрослому.
- Вообще, такие явные намеки все-таки уже за гранью вкуса. Похоже на капустник филфаковцев, то, что Вы описываете. Мне всегда казалось, что это как идеи первого ряда - надо обхохотать на этапе мозгового штурма, порадоваться, как оно могло бы сыграть - и отложить за банальностью. Кстати, у Нагибина (который, кажется, самой своей фамилией был обречен на стыдноватую сложноподчиненную связь с Набоковым) - в "Теще моей золотой" просто полностью перевернутая Лолита. Вплоть до целых кусков, переписанных как в игре в антонимы, знаете, когда переделывают песню Окуджавы и получается "Я изюмную мякоть из неба холодного выну..."
- Да я про это и говорю. Я бы вообще запретил капустниками заниматься, кому за тридцать. Резеда минус! Резеда минус!
- Чем же нам еще заниматься-то, когда за тридцать? Лирический возраст уже прошел, всех, кого надо - отстреляли в осьмнадцать лет. Капустник - неплохой и безобидный выход для природного цинизма. Поэтика экзистенциального ужаса на ровном месте еще хуже. Только это все же потеха, а не профессиональная деятельность.
- А скоро выйдет на бумаге?
- Через неделю-две я думаю. Вон r_l уже в пресс-тираже читал - у себя делится.
- Не будет вам "через неделю-две". Я через "неделю-две" и не обещал никому.
О времени премьеры будет объявлено дополнительно, как писали на той афише. Я же вкладывал в каждый коныерт сопроводиловку. Ну что, черт возьми, за необязательность. Я просил - не дождавшись отмашки, за пределы не выносить... А вот эта вот здешняя трепология - зачем? Нельзя все-таки никогда - НИ-КОГ-ДА - быть уверенным, что люди, вроде, профессиональные, будут серьезно относиться к своим обязательствам. Достало дилетантство это всехнее и поголовное! Кто вас просил - сейчас? Кто?! Тьфу! Слова другого на вас всех нет.
Вы же понимаете, что мне Уральский рабочий меньше чем через 20-25 дней тираж не отдаст. История с "Диггером" первым ничему вас не научила? Ведь тогда чуть не угробили книжку-то вот именно таким несанкционированным трепом.
- Мне, между прочим, никто ещё не присылал. Мне Гаврилов под обязательства дал электронную версию. Ко мне никаких претензий быть не может. Вон у Горного в Лондоне уже бумажная версия.
И что? Ему кто слово сказал, когда он недостатки оксфордской топографии стал перечислять?
- Да. Вы были в списке, который я оставил Гаврилову. В чем, честно говоря, начинаю все больше и больше раскаиваться. Саша за каждого из вас - поименно - поручался: "зуб давал", глаза закатывал и вообще прижимал к груди руки. Ну, вы знаете, как он это умеет. И что теперь, вы теперь всей компанией меня решили наказать, за то что я повелся?
Знаете, мне уже кажется, что вы делаете все, чтобы я раз и навсегда зарекся проводить подобного рода информационные акции в предварительном порядке.
Я думаю, нам всю эту историю предстоит обсудить подробнее. Впрочем, не тут, конечно.
Я дам знать. Уж извините, но этот разбор я точно не намерен устраивать на публике.
Что касается Горного - это чушь, я думаю. Где он это пишет. Покажите, где?
- Во-первых, Гаврилов закатывает глаза или прижимает к груди руки совершенно по другим поводам.
Я его очень давно знаю - к клятвам это отношения не имеет. Просто рядом с вами стояла какая-то интересная девушка. Вполне возможно, что он вас и не слушал.
Сам он, кстати, ничего не помнит.
- Ну, и где там, у Горного, про бумажную версию? Нет у него бумажной версии. И не может быть. Прочитайте внимательно запись. Откуда вы знаете, в какой форме и что именно ему привезли? Вы сами эту "бумажную версию" себе намечтали. То же самое у него - что и у вас всех. Неоткуда ему книжку взять. Если говорит, что она у него есть - просто дурит вас, и все тут. А если у него есть книжка - пусть мне покажет. Вот пусть сфотографирует - и файл пришлет. Или тут вот выложит.
До тех пор - не поверю.
А с Гавриловым - ладно, бог с ним. Я ужо сам с ним отношения теперь выясню.