September 4th, 2006

История про разговоры DCXXII

.

- Ничего вы в Фобосе-Деймосе не понимаете, батенька. Вот вчера - смотрю старый фильм, даденный фанатом совкино, "Мы, двое мужчин" (кстати, оказавшийся очень милым).
И два момента потрясают: один, наверняка, по воле автора, другой - помимо.
Первый - когда телочка, с крупно показанным завитком на лбу, казавшаяся сначала страшной мальчику и упорно оттеснявшая его к забору, валится героем Шукшина на землю, ей вяжут ноги и на глазах двух пацанов режут горло. Они только и спрашивают: "Это она насовсем? Это смерть?"
А потом второй эпизод - в универмаге костюмчик пацану никак не могут подобрать, шофер-Шукшин в смазных сапогах его со скандалом велит снять с манекена. И кадр: в примерочной косо-беззащитно лежит оголенный снизу мальчуковый манекен, лицом вниз, треснутая левая ягодица, сверху пиджак - сцена насилия в чистом виде.
- Ни фига себе соцреализм... Киностудия Довженко, кстати. Впрочем, я - человек, не очень любящий писателя Искандера, нашёл у него чудесную фразу, которая искупает всё: "Если человек около сорока начинает жаловаться на жизнь, сразу хочется ему сказать: "Потерпите, недолго уж!".
- У него есть еще чудесная фраза про сумасшедшего дядюшку, который раздражался при виде чужих отклонений от нормы - это казалось ему профанацией.
Не могу найти сейчас цитату.



Извините, если кого обидел

История про разговоры DCXXVII

.

- Представьте ужас Безрукова-младшего, которому приснился новый сексуальный символ России – Березин, и плющить перестанет.
- Это лишь добавит мне ужаса - потому что если представить Россию, для которой я - новый сексуальный символ, то и вовсе спать станет невозможно.
- И то верно. Ведь дел сразу не в проворот станет.
- Ни каких дел. Я по перепискке - одно письмо $2, с фото в аттачменте - $5.
- Я вам денег, получаеца, должна?!
- Я, что разве фотку присылал? Так это Сталоне был.
- Вот и верь после этого
- А што делать? Так и приходится - кому Безрукова вместо себя пошлёшь, кому - Баскова.
- Тоже верно. И нет спасения.
- Спасение есть. Это вина просто бывает недостаточно для осознание факта спасения.
- Много есть разного. А водка - строгий напиток. Глупостей не любит.
- Да я-то что? Я ничего. Я и водку-то не пью.



Извините, если кого обидел

История про разговоры DCXXVIII

.

- Мало, мало мы ещё у нас знают о писателе Бачиле и его рассказе «Шестерёнка».
- Я знаю Бачилу и его рассказ "Шестеренка". Я не журналистка.
- Ты - хуже, да. Ты ещё не девушка.
- Ты не мешай мне к девушке подкатываться. А то начнёшь сейчас по-упырски зубом цыкать и всё испортишь.
- Понял, мессир. (Заворачиваеццо в чорный плащ, демонически хихичет, исчезает в клубах серного дыма).



Извините, если кого обидел