August 31st, 2006

История про разговоры DLXIII

.

- Хуй вам, а не Звёздные мосты.
- Грубый Вы, критик Березин. Не буду я с Вами общаться.
- Не выйдет! Тем более, я не критик - я давно научно доказал, что никакой критики больше нет.
- Запросто выйдет! Вот почему я хрен знает откуда, из заграницы какой-то узнаю, что Березин на радио "Свобода" про Стругацкого рассказывал, а не от Вас?
- Какой-такой заграницы? Сроду по заграницам не ездил.
- Это нам неизвестно, куда Вы ездите. Знаем только, что советские люди на радио "Свобода" не разговаривают.
- Там вообще никто не разговаривает - там только клевещут поверх барьеров.
- Ты сказал!
- Эт’ точно.



Извините, если кого обидел

История про разговоры DLXIV

.

- Прежде чем причитать, оглянитесь. А то будет как в прошлую субботу.
- А что было в прошлую субботу?
- Ну у вас и память! Девичья. Прямо будто не ездили никуда.
- Хм... а откуда вы всё знаете, уважаемый???
- Я? Откуда?! Все знают. Ту тётку из ларька на станции до сих пор так трясёт, что она сдачу считать не может.
- А пускай лечится!!!
Не всем это теперь поможет. Милиционер, говорят, теперь безнадёжен. Будет теперь ловить своих китов с акулами на Загородном шоссе.
- А?
- Да уж нечего тут. Хотя вы, конечно, уже человек конченный.
- Так! Без оскорблений!
- Какие оскорбления?! Я говорю об этом со скорбью и жалостью. Может, если бы вы не ели копчёного угря, то всё бы и обошлось.
- Нормальный угорь был, местами вкусный почти... Что-то не так?
- А вы не помните, как плясали на столе, извиваясь, и кричали, что это угорь внутри вас колобродит?
- Если честно, не помню... Только прошу вас, никому не говорите!.. Ладно. Забыли.
Тем более это было уже после того, как возникла эта дурацкая идея с цыганами.
- Это вы про Масленицу вспомнили? Или это уже другие цыгане?
- На Масленицу не выло медведя.
- Как не было? Точно не было?
Нет, это не медведь был. Какой-то конвойный военнослужащий... Его привезли с Ярославского вокзала. Его ещё ваш муж ногами бил.
- А, точно (вот, блин, память дырявая). Кстати, превед вам от него!!!
- И ему тоже. Напомните ему, кстати, что он неправ - ХГС15 всё-таки нержавеющая сталь.
- Хорошо, напомню.



Извините, если кого обидел

История про разговоры DLXV

.

- Пробило старуху, хоть и не в то место: «Только сейчас, десятилетия спустя, я поняла, что я из одного теста с Павкой Корчагиным, как я от него ни отрекайся. Все-таки КПСС, вопреки своим собственным интересам, удалось воспитать из меня настоящего коммуниста, хоть и с антикоммунистическим уклоном. Теперь до меня доходит, что конфликт между мной и эпохой заключался отнюдь не в том, что я была человеком Запада, а все остальное принадлежало советской действительности и тяготело к большевизму, а как раз в том, что я была законченной большевичкой, а так называемая застойная действительность - сытая, вялая, более частная, чем общественная, тяготела к Западу гораздо больше, чем я... Спасибо большевикам за мое гражданское воспитание. В сущности, они восстановили в России культ добродетелей Рима: Отечество, Честь, Долг, Слава, Мужество… Я всегда предпочту самого последнего коммунистического фанатика самому милейшему интересанту- обывателю. Ибо можно переубедить и сделать антисоветчиками и Павку Корчагина, и тимуровцев, и молодогвардейцев, но я не берусь ничего доказать брокеру с приличным доходом в свободно конвертируемой "капусте", ибо в его системе координат нет ни "жизни за царя", ни жизни за республику, а есть просто жизнь - нейтральная и неприсоединившаяся, как девица с панели». Итого, милые мои либеральные дамы и кавалеры, уважающие Новодворскую за свое право "просто жить": именно вам она и предложила отлизать. Простите за грубость: я всего лишь доступно перевел.
- Чё это ты погнал. Где предложение отлизать?
- Перевожу для тебя: «отлизать» на земном жаргоне суть действие презираемого по отношению к презирающему. Ср. «отсосать». Новодворская рулит. Я тоже полагаю, что мещан («терпил» по-вашему) надо все время унижать. Тогда они особо остро поддерживают борцов за свои права против угнетателей. Хотя облизывают обоих. И вообще: спать пора, Вова. Да приснится тебе Сириус.
- Да хуй приснится, а не Сириус.
А мещан ты можешь унижать до известного предела - в какой-то момент они убивают Новодворскую и таскают вздувшийся труп по улицам. Случайного соглядатая, притворившегося инопланетянином и рассчитывавшего на дипломатический иммунитет вешают на столбе и обрубают руки - не дав сбегать за запасными. И радости в том нет, что несколько тысяч мещан перебьёт с десяток тысяч других к вечеру.
И женщина-пророк, и инопланетянин - мертвы.
- Дык она одним махом опустила всех своих сторонников-мещан куда ниже противников-коммунистов.
- Опустила? Да кого она опустила? При этом всё это она говорит уже несколько лет - просто в этот момент она, со своими безумными криками, пробегала мимо Лефортово. А в это время человек вышел за пивом - и решил, что это что-то необычное.
- Я не пишу о необычном. Необычно - это когда солнышко и лавки попизженные на бульвар возвращают. Когда корейская продавщица говорит: потом занесешь. Кому ж, блять, интересно необычное. Земляне как раз хотят простоты.
- Просто душа твоя черна - это тебе кажется необычным. А мне продавщицы такое говорят, что я тебе и пересказывать не буду.
- Ладно. Вполне возможно что не опустила, а годами опускала. В таком случае ситуация еще более изумительна.
- Изумительного не наблюдаю. Несчастная некрасивая женщина. В каждой отрасли человеческой деятельности есть своя Пани Броня, старуха-маникенщица, которую придумал художник Петлюра.
Новодворская занимает такую должность в политике - опустить она может обывателя, коммунистов, Президента не больше, чем бомж, который устраивается на ночь и бормочет "Уроды вы все, суки, уроды...".
- О”кей, не изумительного, а изумляющего. Что до ее личной жизни и т.п., то так оно и есть. Беда в том что ее многие в былые годы считали своим знаменем, и вот лично их она и опустила. Говорю серьезно, многие из этих людей почувствовали (бы) что им в душу плюнули.
- Да личная жизнь тут не при чём. Новодворская может в личной жизни говорить на пяти языках, заниматься карате и тантрическим сексом. Мы имеем дело с тем, что нам видно на поверхности. А на поверхности - Пани Броня. Другое дело, что у меня есть сомнения в адекватности тех людей, что считали её своим знаменем. Я ведь тоже не на Луне жил в восьмидесятые годы. Помню все эти истории с пропавшим пальто на заседании "Демократического союза" и прочую клоунаду. Фрик и есть.
- Под личной жизнью я как раз понимал вот это: "Изумительного не наблюдаю. Несчастная некрасивая женщина. ...опустить она может обывателя, коммунистов, Президента не больше, чем бомж, который устраивается на ночь и бормочет "Уроды вы все, суки, уроды..."." Люди, пожалуй, были адекватны. Просто излишне доверчивы. Да и глоток хмельной свободы кружил голову.
- У вас странные представления о личной жизни. Личная жизнь это пикник с Боровым в Александровском саду, это поездка в кабриолете, это макраме и батик, это выращивание детей и путешествия с друзьями. Личной жизни, повторяю, не усматриваю. Образ Пани Брони – это образ некрасивой старухи, бомжеватого клоуна. При этом я допускаю, что на самом деле Новодворская, подобно героине сериала, снимет потом фальшивые брекеты, резиновую маску с лица и накладное пузо – и Памела Андерсен сдохнет от зависти. Ergo: сейчас мы имеем дело лишь с жизнью общественной.
Что до адекватности людей, то даже на фоне общественного безумия конца восьмидесятых, градус неадекватности Новодворской был довольно высок. У всех был праздник непослушания, но не все изгваздались в шоколаде, запачкали юбочки и штанишки так, что их нельзя отстирать.
- У меня вполне нормальные представления о личной жизни. У всяка своя личная жизнь, пусть даже она сливается с общественной. Такое тоже бывает, наблюдал неоднократно. В резиновые брекеты не верю, уж больно все последовательно без проколов за все годы. Скорее всего человек именно таков.
- Я всегда даю человеку шанс - даже если у него четыре лапы, хвост и он мяукает. Вдруг, всё же, он - не кошка? Так и здесь. А с личной жизнью вот что: есть люди, у которых образ простроен именно на личной жизни - развелась- вышла замуж, родила, сняла клип, развелась, сделала надувные сиськи, вышла замуж, сняла клип.
Образ такой.
Здесь личной жизни нет - образ из одних клоунских декораций. Ну и деклараций.

Извините, если кого обидел

История про разговоры DLXVI

.



- A что это у тебя за "стандартный набор овощей"? Два солёных огурца и маринованный патиссон? Знаю я тебя.
- Да, Березин... патиссон... Читай, как читается!
- Тут разделение труда. Я ещё пишу, как пишется, а этот упырь ещё жрёт в три горла и пьёт как пьётся.
- Да у тебя все упыри... Ты пиши, раз те пишется, а у него таланты просыпаются, он готовит, а жру в три горла я... И пью тоже я, и пишу, хотя мои таланты и заслуги в писанине не так значительны, как у салатного виртуоза.
- Что за заслуги? Не знаю таких. Побил, что ли писателей-негодяев?
- А с чего это ты решил, что всё на свете должен знать - вероятно есть вещи про которые ты не знаешь, а возможно даже есть то о чем ты не догадываешься. И рецепт изумительного салата отныне тебе не доступен -вредный ты!
- Конечно, есть вещи мне неизвестные - к чему мне тайнопись на заборе Большого Театра? Да и с рецептом я обожду - я люблю кошек, но не в таком же, Господи, виде?!
- Ну и ешь их в своем виде. А про тайнопись - стыдно, очень стыдно говорить обо всяком своем невежестве как о нежелании. Вот я буквально поведаю об этом Мидянину, и он придет в неописуемость.
- Мидянин в лимузине ездит - что ему твои петиции на заборе читать?
- Если что-то срочное - я ему прямо на лимузине и пишу.
- А, так ты и есть тот самый пьяница, что так славно нас позабавил, когда мы с братом Мидяниным скромно пили мескаль в полумраке салона! Так знай, то слово, что ты так безуспешно пытался нацарапать на бронированном стекле, изнутри выглядит как NYX. Ничего не понятно.
- Просто вы привыкли читать справа налево, русские патриоты. Оттого вам всегда ничего не понятно. Оттого история вас похоронит.
- Скажу тебе по секрету, мы вовсе читать не привыкли. Для этого у нас секретарши есть. Знаешь, когда творишь историю, секретарша совершенно необходима.
- Использовать секретаршу для чтения... Ну, вы тогда еще топите ассигнациями и забивайте гвозди мелкоскопами. Земля обречена.
- Ты иди почитай, почитай. Не умеешь с секретаршами обращаться, так советов не подавай. Ты мне ещё будешь указывать, какие колготки ей носить, да как губы бантиком её складывать.
- Ага, мы не договорились о терминах. Ты имеешь в виду референта - колготки, бантик... Но почему - она?? Я же - просто недосягаемо крут, не ищи подвоха.
- Круче... Круче, страшно спросить... Круче, чем Варёные Яйца?!
- Круче, чем даже Берег Иртыша. А МТС откровенно отдыхает.
- То есть, ты хочешь попросту сказать, что градус твой высок?
- Ну, давай еще о моем градусе тут рассуждать! Вот так читатели и отворачиваются от литературы - сунутся прикоснуться к искусству, а там одни градусы.
- Твой градус давно известен - мелкий, профанический. Ложа Пивной Выхлоп. Лефортовского обряда.
- Ой-ой. Поучите меня алкоголизму, Вольные Косари Маркиза Карабаса. Лефорт жыв, а это главное.
- Ты лефорты-то свои сними, пока никто не видел, постирай. А то ведь с благородными людьми разговариваешь - я вот на велосипеде даже езжу.
- Передай ему привет. Хоть он и пед, но все равно судьба его незавидна. Благородство всегда ведет к чему-то подобному, уж сколько раз твердили миру...
- О! Да ты пошутил? Вот до чего может дойти человек в безумном желании получить барана.
С пониманием.
- Какой же я тебе человек? С праздничком.
- Эге! Ты и впрямь решил заработать на барана. Неужто ты и впрямь думаешь, что два фаллоимитатора, привязанные к голове, делают тебя инопланетянином?
- Ну, знаешь ли, тот, что спрятан у тебя в плавках, тоже не делает тебя человеком.
Суть не в головах и имитаторах. Суть в голосах из электророзеток. Одни их слушают, а другие - нет...
- Фаллоимитатор в плавках? Экая глупость! Я ношу хуй, а не фалоимитатор, а плавок и трусов не ношу вовсе. А голоса... Что ж такого? Или ты думаешь, что я радиоточку уничтожил, а телевизор в водопровод втыкаю?
- Насчет плавок - мой пролет, и правда: в досье о тебе есть специальная строчка... Нет, ты имеешь в виду транслейтеры. Как раз их слушать не нужно, слушать нужно голоса без перевода. Даже утюги АНБ таким образом проектирует, что они тоже немного перевирают. Просто: прислушайся к электророзетке... Только не ходи на свет! Ещё не время.
- Да чего мне на свет ходить, да ещё когда ты мне об этом говоришь? Ведь ты там везде намусорил, раскидал пустые банки из-под пива "Клинское", в углу накакал и спьяну подавил солёные огурцы с патиссонами. Нечего мне там делать, после того, как ты там побывал.
- Я не враг себе, спорить в таком вопросе. Хоть ты и несправедлив: я пью "Золотую почку". Кстати: как ты относишься к шпинату?
- То, то ты вечно в рот тянешь всякую гадость, я знаю. А к шпинату я отношусь хорошо. Прямо как Папай.
- Извини, при случае собираюсь изгадить и шпинат своим прикосновением. Только как понятие, само собой.
Нет, не всякую гадость. Ты вообще обо мне очень несведущ, прямо как о тайнописи на стенах.
- Ну, несведущ. И что? Прямо скажем, не рвусь. Да и зачем? Я знаю о тебе главное - пьёшь много дешёвого пива. Норовишь всё изгадить прикосновением. Бьёшь тарелки. Да и хватит. Чего мне более?
- Легко загадки загадывать - чего тебе более? Я не знаю. Не собираешься же ты на мой салат покушаться, в самом-то деле? Так круто даже я не фантазирую. Тем не менее, пойду-ка налью в себя дешевого пива. Сделаю ваш мир немного чище.



Извините, если кого обидел

История про разговоры DLXII

- Когда выкидываешь нектариновую косточку в распахнутое окно, труднее всего удержаться и не подойти к этому самому окну, не высунуться посмотреть. А вдруг вычислят, что это за старая тетка в окно косточками кидается, словно пионэрка какая.
- Да, я бы, если видел, что в меня какая-нибудь женщина косточкой кидается, то побежал бы по лестниуе, вломился в квартиру и изнасиловал. По-моему, это справедливо.
- Пожалуй, это я правильно делаю, что прячусь... Иногда...
- Храни тебя, Господь, добрая женщина.



Извините, если кого обидел

История про разговоры DLXXIII

.

- Как же, как же, никто вас не видит. Мне прекрасно видно, как вы тут секретничаете.
- Вы помните историю о Подглядывающем Томе?
- И кто из вас Годива прекрасная и обнаженная?
- Да уж не я. Я - толстяк, благоговейно закрывший глаза (и при этом, для верности, спустившийся в погреб за вином).
- Peeping Tom свалил за вином, г-н Березин.
- Нет - Том это вы. Вы ж подглядываете - eeping Tom стоит за окном. Это толстяк свалил за вином, леди трясётся в дамском седле и уж минус восемь у того, кто в окне.



Извините, если кого обидел

История про разговоры DLXXIII

.

- А вот нечего было Толстого хаять. Все эти события - вам господне неказание. Да-с.
- А остальным жителям страны за что? Кстати, вы, что, любите Толстого?
- Да. Даже "Азбуку" люблю, это гениальная предтеча Гайдара и Хармса.
Я ещё в Ясную Поляну езжу. Там молодым писателям дают покосить травы перед электричками. А мне, по старшинству, положено уже косить перед курьерским поездом.
- Простите, но это же страшная пошлость - вот этот вот организованный покос для молодых писателей…
- Пошлость? Выйти босиком, в посконной рубахе (они выдаются, в-общем-то, но я езжу со своей), в поле - утро, роса...
И ты чувствуешь запахи природы, ферма рядом, мычит зазевавшаяся бурёнка... Мимо проносится поезд - детские носы расплющены об окна. Эти дети теперь никогда не забудут красоты писательского труда.
Где вы увидели пошлость?
- Пошлость - это любая черезмерность. Так мне кажется. И потому выйти утром в деревне покосить траву, буде на то желание, это действительно дикое удовольствие, не спорю, сама люблю.
Но делать это специально, в специальном месте, в толпе писателей, в выданной кем-то специально для этой клоунады рубахе - это нереальная пошлость. неужели вы этого не чувствуете?
- Нет, что вы?! Как можно?! Никакой клоунады - у нас костюмы аутентичные древним, точные копии. Да и толпой косить невозможно - у каждого писателя своя делянка, и, главное - время. Поэтому-то одним выпадают скорые поезда, другим - пассажирские, молодым, как я сказал - больше электрички.
Ну а заезжему постмодернисту может и товарняк достаться. Охота какая перед цистернами и платформами косить? Я считаю, что это очень правильно. Бог шельму метит.
У нас разворачивается даже соревнование, шуточное конечно. Надо заглянуть в глаза проезжающим мимо, вдохнуть в них частицу своего тепла. Так что пошлости никакой не наблюдаю. А иначе стали б к нам, в Ясную, приезжать за опытом из Михайловского и Карабихи? Правда, у них своя специфика в Карабихе чемпионаты по жёсткому покеру, в Михайловском - «Ножка России».
- Товарищ издевается ведь. Прямо по Войновичу гонит, там была похожая фишка.
- Я у Войновича кроме идиотского Чонкина не читала нихуя - и слава Богу. А товарищ должен предупреждать, что издевается - потому что от русского писателя я любого идиотизма ждать готова. Русский писатель - зверь непредсказуемый. (горько рыдая) Совести у вас нет, Владимир Сергеевич. Глумитесь над замудоханной женщиной с отключенным по причине нескончаемых трудовых подвигов чювством юмора
- Знаете, писатели очень завистливые. Любят мучить красивых и богатых женщин - то зарежут руками героев, то под поезд кинут, то и вовсе на костре сожгут.

Аничку папа подводт к кусточку
Красненькой ягодкой потчует дочку.
В страшных мученьях дитя умирает -
Папа - писатель, он жизнь изучает.


- (сурово) Обидели ребенка, вот что. Развели.
- Дети... Да вы на себя посмотрите, фемина.
- Между прочим, я наивная и доверчивая как дитя, да.
- Рассказывайте тож. Я ж картинку наблюдаю. Это я творю миф, да.
- Мы все в ответственности за тот миф, который приручили.
- Я безответственная, да. Пусть сам разбирается, вот что
- Ну, это уж как выйдет.
- Щаз я вспомню, что я еще не очень богатая и окончательно удавлюсь.
- У вас один шофэр тыщу получает. Бандиты жируют, а у Васи Векшина, между прочим, две сестрёнки остались.
- Дык не я ж ему плачу, а шэф. А я так... типа Верка-модистка, да. Как ночью на природу, танцы при луне с шашлыками - значит всё шэф?.. Значит, соболя и бокалы хрустальные на приёмах - так себе?
Многие так говорят, но терпение народа не безгранично.
- (продолжая рыдать) Отчество у вас как у Пушкина, а ведете себя как Бенкельдорф какой, вот что И даже как Толстой. Который Федька-американец.
- У Федьки было сорок детей. И ещё сорок чужих он убил на дуэли.
- Врёте.
- Ну, тридцать девять убил – невелика разница. Так по зачётному списку и вычёркивал: родит кого-нибудь, другого грохнет. Верьте мне. Ну, Эйдельману поверьте - упырю масонскому.
- Не мог Эйдельман такой фигни написать, да. Одиннадцать детей, из них десять умерли.
- По секрету вам скажу, уже все умерли. А сами эти дети... Вы бы видели этих детей! Каждый за троих-четверых сойдёт. Тоже самое - и про дуэлянтов. Верьте, точно так.
- Сироты? Тяжелое наследие царского режима?
- Да, ныне оно искоренено, как и дуэли, впрочем.



Извините, если кого обидел