August 12th, 2006

История про разговоры СDXVIII

- Ты, кстати, молодец. Не графоман.
- Графоманы знаешь, что делают? Они привыкли к Сети, и оттого отделяют сегменты текста и пункты пустой строкой - чтобы подманивать читателя. А ты не такой. Ты - настоящий.
- Я не графоман?? Вова, да ты охуел, прости меня падшего. А пыль - с дорожек далёких планет, где остались их следы. Меня недавно спросили на фэндом-вечеринке, кто я такой. Ну ладно бы в пивной, я привык, но там...
- Это – слава. Глория.
- Глория не глория, а скачет как ошпаренная черепаха.
- Точно. И марсианские яблоки за пазухой.
- Глазные. Чтобы не видеть, что творят, склонившись грудой, извращенцы стыдливые.
- Когда ж ты напишешь свою кровавую оргию в марсианском аду?
- Не, не за всякий текст я готов потом отвечать, а там, в марсианских адах, такое... Такое...
- Да, но через задницы. Несчастные земные задницы.
- А что делать Земля должна быть уничтожена...
- Дюзами. Но сначала... Но сначала...
- До чего ты дошёл! Нет бы сказать правду - дескать, пьяница и дебошир, пришёл пожрать на халяву. Тебя бы все узнали, и девушки пали бы ниц.
- Раньше не надо было говорить. Теперь хоть справку носи. Пайду напешу опять книшку.
- Отчего ж не начать подготовительные операции?
- И верно: завещание, нож, фляжку и гандон надо иметь с собой всегда.



Извините, если кого обидел

История про разговоры СDXX

.


- Ой, не публикуйте это Володя, козленочком станете.
- Слова-то не выкинешь. Каждый должен нести свой крест, да.
- Все испортите. Есть такая архитепичская ситуация. Сидит благур, анекдоты травит. Имеет успех. Потом, раздухарившись, выдает что-то такое удалое. И тишина звенит. Только в уголку хохотнет какой-то глухой старичок. "Мучительно я пролил семя. И понял я, что я в аду". Но дело Ваше, конечно.
- Именно этого и нужно добиваться - иначе все гогочут с круглыми лицами. А вместо глаз у них оловянные пуговицы. Если не сделать - останется только капустник с ржанием.
Я, кстати, ровно десять лет назад написал роман в трёх строчках. Вот он: «Но чёрт, подведя веселящихся дачников к окованным воротам, вдруг сбросил с себя маску.
«Вот и всё», - сказал он. – «Дальше мне нельзя».
Дачники хрюкнули, их жёны уткнулись в букеты, а дети замерли, держа скакалки над головами». Collapse )

История про разговоры СDXXII

- Скажите, а вот у вас нет впечатления, что бойцы с разных сторон этой баррикады постоянно перебегают друг на сторону друга. То есть в восприятии читателей дидактика через полвека становится абсурдом, etc. Collapse )

Истории про разговоры СDXXVI

.


- А почему "наука литературной злости" такая злая, как думаете?
- Просто судить о людях и судить людей в этом случае часть профессиональной обязанности, а вот, скажем, у токаря - это не часть профессиональной деятельности.
- А, может, потому что у токаря просто критерии более определенные?
- Да нет. Критерии у всех размытые донельзя. Просто токарь ненавидит человечество на отдыхе, а писатель - в рабочее время. Collapse )