August 6th, 2006

Исория про разговоры СCCLXXXIХ

- Да, я подумал, что американский запрет на вынос мусора в форме мне начинает нравится. Про запрет браков между офицерами задумался. А отдача чести - известное дело. Я, кстати, не видел современных российских контрактов - что и как там прописано. Собственно, в РККА, а потом в Советской Армии существовало правило, что на брак нужно спросить разрешение у командира части. Но формально в уставе это не было записано.
- А вот что касается баров и выпивки у американцев - то тут скользкое место. Потому как в придорожные бары они вполне нормально заходят (есть-то где-то надо). И с выпивкой какое-то скользкое место (не говоря уж о чисто армейских барах).
- Я это всё к чему говорю, и почему интересуюсь - всегда очень интересны системы табуирования, когда они где-то закреплены. Когда записано, что можно, а что нельзя. Почему зелёного крокодила есть можно, а серого (скажем) нельзя. На какую руку должна опираться дама, etc. Это больше говорит о людях, чем прокламации.
- Я о том же. Почему и тогда же решил, что вряд ли то положение о барах, куда нельзя зайти в форме, столь уж строго исполняется.
- Это скорее некая серая зона, которая существует в любых законах бытия и которую именно потому и выводят искусственно за пределы здравого смысла, чтобы у того, кто действительно провинился, никаких отмазок быть не могло. Как сам себе понимаю такую ситуацию. Взяли парня в форме с рюмкой коктейля пусть даже легкого возле веселой дамы в баре, к примеру, кто-то с начальства такое увидел. Понятно, что тот будет говорить, что в руках у него сок был ... Вот к такого рода ситуациям и относится указанное правило - не можешь находится в баре в форме если ты. Взяли в форме в баре - виноват по определению. При том что и ясно, когда забегают солдаты-офицеры в тот же самый бар на скоростях проглотить чего и кока-колу прихватить то и никто их цеплять за то не будут. Нет таких дуралеев, видимо. Так что, на мой взгляд это типовая «серая зона».
- Но это разумеется только предположения. Как на самом деле соотносятся системы табуирования и их реального исполнения - для этого надо в той кухне поварится изнутри. Никакой внешне случайный разговор - даже самый раскованный, какие только и бывают меж попутчиками на коротком перегоне меж пересадками - такого понять не позволит.
- Помните наверное как по разному рассказывают про одну и ту же службу в одной и той же части: дембель, солдат второй половины первого года службы, писарь той же части и, к примеру, предпенсионного статуса начштаба - лысый п-п/к c животом и тремя подбородками или наоборот, прилизанный сухощавый зампотех - уши в масле, нос в тавоте, ...? Трудно будет полагаю кому либо угадать в тех рассказах одну и ту же часть и уж тем более очень разные будут в ней тогда представляться - их слушающему со стороны человеку - порядки. Collapse )

История про разговоры СCCXСIII

.

- Кто-нибудь смотрит Школу Злословия? Парень косноязычно говорит правильные вещи, а девушки умно возражают х-й. Мне вот интересно, зритель "доверяет" красивой х-е или косноязычной верной мысли.
- Нет. Мне кажется, что П. косноязычно говорит неправильные вещи, позволяющие предположить освоение ресурсов. Но ведущие действительно говорят глупости, претворяясь, что не понимают, о чём речь.
- Что значит неправильные? Это технологии продвижения искусства, что давно уже работают. Я например всегда смотрю что покупают те кто купил эту книгу.
- Это мне напоминает сбор денег на ремонт Провала. (Я вполне циничен и спокойно отношусь к таким проектам ремонта). Но если речь идёт о коммерческом проекте - всё не просто косноязычно, а куда хуже - весьма неубедительно. Если речь идёт о канализации свободной энергии народных масс - понимаю. Что-то от идеи платного доступа к Википедии, скажем.
Однако, мы знаем, как живут такие проекты. А как бизнес-структура это всё непонятно - где утверждения насчёт анализа рынка, где оценки, где... где... где...
Нет предмета разговора. Что не отменяет какое-то кривое поведение ведущих.
- При чем здесь бизнес? Он объясняет как работает культурная машина, точнее один из аспектов ее работы. А то что деньги возможно лежат не в платных консультациях а например в рекламе прямой и косвенной - это вопрос современной экономики, которая меняется.
- Я как раз понял его пафос так, что он хочет оптимизировать эту машину.
Если он не оптимизирует - тогда, да. Иной спрос. Потом есть ещё один критерий, мой внутренний - когда человек говорит формулу, которую я часто читал в авторских свидетельствах на изобретение: "Предлагается табуретка, отличная от других, тем, что у неё...", etc. Тут и начинается серьёзный разговор.
Я же видел его сайт, не на Луне живу.
Пока вот этого "отличное от других" я не увидел - даже в его рассказе о функционировании машины культуры. (Может, его просто с мысли сбили - тогда плохо.
- Я же говорил - он косноязычен. То есть вообще пытался перевести все на язык "свидетельств" - но понять его и перевести все на человеческий - была бы достойная роль для девушек.
- Ну, косноязычным можно быть тоже по-разному. Есть какие-то вещи, которые руководитель должен говорить (или выкрикивать) чётко, даже если его подвесили как Буратино вверх ногами.Мне кажется, что это как раз современное условие. Вот вы можете сейчас сформулировать в двух предложениях, что он собственно предложил?
- В двух вряд ли но за десять минут объяснить и еще за пять показать что они со своими возражениями дуры - смог бы. Из этих 15 минут они бы говорили 9 с половиной, еще 5 минут шла бы реклама, и еще 30 секунд досталось бы вам. Тем самым, ими самими была бы решена вторая задача - показать, что они дуры - но не факт, что первая.
- Нет, я имею в виду, не пересказать в деталях. А привести краткое резюме. На него обычно хватает двух трёх (длинных предложений). То есть, заранее мы купируем слова двух ведущих, и это выглядит так - N. сказал что сейчас... Поэтому есть спрос на... И вот он предложил... Это как заявки на гранты и как инвестиционные заявки. Они могут быть лживы (это видно не сразу) - но если они невнятны и многословны, то напоминают "Извините, что мы к вам обращаемся..." - может быть, проект реально интересен, но такая презентация его губит сразу. Может, я прослушал какое-то петушиное слово, когда ходил на кухню за кофе. Collapse )

История про разговоры СCCXСIV

.

- Да? Это бодрит. Расскажите, расскажите же мне скорее подробности!
- Люда Егоршина, в частности, поведала мне, что Вы виртуально домогались её приятельницы. Имя мне неизвестно.
- А кто это - Люда Егоршина?
- А какая разница?
- И то верно – меня должна была бы интересовать её приятельница. Но жизнь прошла мимо. У меня от чего-то лица идут отдельно от фамилий. Фамилии от имён, а ник-неймы вообще путаются случайным образом.
С другой стороны, действительно нужно всё записывать. А так же следить за собой. Из-за одинаковости результатов я совершенно запутался в слухах. У меня есть очень хорошая знакомая, она мне как-то выдавала сводки с полей. А теперь у неё другие дела, и я стал плохо информирован.
- Вести сводки - это хорошо.



Извините, если кого обидел

История про разговоры СCCXСV

- Да музыку там лучше в ресторане никакую. То есть просто очень тихую. Этой ночью что-то наяривали - обычно так не бывает. Я там уж третий день рождения по ночам сижу.
- Очень тихую и советскую, пожалуйста.
- Советская - не для этого места. Там была пригодна «Серенада солнечной долины».
- Миллер. Экзактли или cry me a river, whatever lola wants... или из серии «Дискотека у патефона», «... у радиолы». Одним словом ретро. Вы какую тихую музыку, кроме «Долины», предпочитаете в местах общепита? Простите за дерзость.
- А это смотря какое заведение. В некоторых заведениях должен звучать «Владимирский централ».
И кожаные куртки спящих должны прилипать к столикам. И ещё там должны быть такие странные пластмассовые облицовочные плиты с завитушками - чуть желтоватые и немного кривые.
- Есть заведения, в которых должна звучать итальянская эстрада early eighties - там чуть бедновато и пахнет польской «Амаретовкой».
- Есть заведения в мраморе и шелках - где должно звучать неизвестно что. Натопорщит ухо музыковед, пытаясь разобрать - а всё одно - неизвестно что. Не то Моцарт, не то Рахманинов. Не поймёшь. Ни за что.
- А есть места, где не включают музыку. Там стоят столики на высоких ножках, покрытые клеёнкой. На клеёнке стаканы, и эти стаканы обязаны быть разными. Вместо музыкального фона в этих заведениях похрюкивает радио за стеной - на кухне. Там хрипло поют «Раскинулось море широко».
- А есть просто Рюмочная на Никитской.



Извините, если кого обидел