July 27th, 2006

История про разговоры СCCLXIV

.


- Меня зовут Ольга. Мне двадцать девять лет, родилась я не в Москве, но училась в хорошем университете, много лет работаю в хай-тек. Зарабатываю пять тысяч долларов в месяц.
У меня счастливая семья. Прекрасный ребёнок и любимый муж, который зарабатывает так много, что и сам не знает. А знает он ещё десять иностранных языков.
От происходящего я не перестаю охреневать, в семье у нас полный лад.
Да… Есть ещё один бизнес – приносит совсем крохи, около тысячи долларов, но это мне так - на носки мужу. он у меня Очень Дорогие Носки носит. Ну такой капризный...
Если вас, уроды, что-то интересует, то можете меня теперь спросить.
- О! А меня зовут Березин. Из-за долгого пьянства я уже и не помню, сколько мне лет. Живу я под забором, грязный и помятый. Мои многочисленные дети меня забыли, потому что у меня нет денег. Все иностранные языки я забыл, и непонятные слова разбежались в стороны, как насекомые из-под шляпы волшебника. Я ничего не понимаю в политике, философии, литературе и женщинах. Начальство не испытывает ко мне отрицательных эмоций - оттого что меня давно отовсюду выгнали. Женщины мне, кстати, очень интересны, но уже восемь отказались от "Клинского" и кусочка рыбы, который я вчера нашёл у магазина.
Так что, полагаю, о минете речь уже не идёт. Я бы и рад задать какой-нибудь вопрос, но мне немного неловко оттого, что я пребываю в перманентном говне.



Извините, если кого обидел

История про разговоры СCCLV

.

- Кстати, есть ещё интернациональное название больших бутылок и звучит как «свиньи». То есть пластиковая бутылка большого размера зовётся свиньёй (pig) - я сначала думал, что это изобретение англосаксов, но немцы это тоже используют.
- Вы обогащаете меня новыми знаниями! Пойду спрошу нью-йоркцев.
- Не хотелось бы, чтобы вы долго отсутствовали. Говорят, до Нью-Йорка далеко.
- Между прочим, голубчик, Вы ввели меня в заблуждение. Из Солт-Лейк-Сити нам пишут: «Mugs, может быть, а не pigs? Но тоже не слыхала, у нас и баллонов-то трёхлитровых нет. А кружки пивные большие - mugs. Рыло свиное тоже mug». А так же из Нью-Йорка: «про бутылки - не слышала такого. Хотя вид у них, несомненно, свинячий - обтекаемые формы с пятачком. Пойду-ка я кока-колы добуду - музыкой навеяло».
Из Байройта, Германия, тоже пришел отказ: «schwein - вот как это пишется. Но называют ли так бутылки, не знаю. Я ж не германист, хехе. Но если Березину так хочется, то я могу называть. Могу даже попытаться внедрить это слово в разговорную речь простых недалеких баварцев».
- Нет, это вы не передёргивайте. Нью-йоркцы как раз отмечали сходство - у нас все ходы записаны. У мормонов вообще многожёнство - а вашем месте это бы меня сразу насторожило. Я же говорю только правду.
- Я Вас выведу на чистую воду! С такими демагогическими способностями Вам прямая дорога в чей-нибудь предвыборный штаб! Облить грязью несчастных мормонов, припомнить нью-йоркчанам уклончивое вежливое замечание о внешней схожести - и все для того, чтобы увести разговор в сторону и замылить главное: никто не называет бутылки pigs.
- Скорбно я замечаю, что вы опять передёргиваете. А ведь, может, мы ровесники. Может статься, мы с вами ходили под одними знамёнами на демонстрации. Я уж не говорю, что наверняка мы с вами вместе голосовали за нерушимый блок коммунистов и беспартийных. Это я, в скобках замечу, о ваших намёках на предвыборные штабы.
Отчего ж вы решили, что никто так не зовёт большие пивные бутыли? Отчего. Как раз вы выяснили, что только многожёны-мормоны устроены иначе, нежели чем всякие порядочные люди. Да.
- А ньюйоркцы с байройтцами, выходит, вопияли в пустыне об неслыханности выдуманных Вами свиней! Ведь нету у Вас ничего на Костю Сапрыкина, никаких, в смысле, документальных доказательств, а у меня - аж три письма от разных уважаемых мною людей, и во всех одно говорится - свиньи хрюкают на лужку, а не в холодильнике с пивом стоят. Вот,может быть, свиньями называют тех, кто эти бутыли пьет? Может, Вы не злокозненно извращаете, а добросовестно заблуждаетесь? Хотелось бы надеяться. Дааа.
- Стоп-стоп. Я вижу, вы попали под влияние мормонов. Опомнитесь! Вы же советский человек! Охота вам быть третьей женой какого-нибудь американского старика, живущего в вагончике?
Смотрите - честный вагнерьянец пишет вам, что свиней зовут в Германии «швайн» - кто бы сомневался, что там эти бутылки будут звать по-немецки, а не по-английски. Нью-Йоркские люди справедливо замечают, что это название не лишено смысла, и только мормоны сразу сворачивают на пивные кружки! Доколе!
- Последнему мормону понятно, что пивная кружка не похожа на свинью. И на бутылку пластиковую в два литра свинья похожа. А вы прислушались к голосу из-за океана, и рады. Разве вы не помните «Этюд в багровых тонах» английского писателя Конан-Дойля? Разве вы не помните, что там учудил этот американский народец, пока два мерзавца и негодяя окончили жизнь на британской земле? Классики дурного не напишут. Плохому не научат. Да, кстати - в Англии тоже очень любят пиво.
- Да, товарищ уважаемый писатель Березин. Я долго терпела, но, смотрю, Вы продолжаете упорствовать. Все это, то, что вы пишете про бутылки, несомненно, делается, чтобы очернить, чтобы создать неправильный образ и деформировать правильный. Скажите, кто платит вам за эти выдумки? За эту очередную клевету на беззащитный американский и на не менее беззащитный немецкий народ? Зачем все эти поклепы и кто за этим стоит, скажите мне!
- Будьте осторожны. Так и до суда недалеко, благо среди нас, поборников истины, есть юристы, профессиональные истцы и пожизненные подозреваемые.
- И земляным червяком! Да! И земляным червяком! В этом весь пафос космополитов - угрозы лоерами, целлофановое... Тьфу! Целлулоидное счастье Голливуда и воспалённый спинной мозг политических лидеров. Да.
- Лучше уж наше простое целлюлитное счастье и обеспеченная старость. Чем тоталитаризм суждений и искажение общечеловеческих истин: бутылка есть бутылка, а свинья так и останется свиньей, в какие бы одежды не рядилась. (фильм еще не кончился. Просто рекламная пауза)
- А роза, блин, это роза, как говорила напившаяся Гертруда.
- А Пастернак-то, Пастернак, что сделал!..
- Анечка, спасибо, что вступились за Правду. Удивительно, до чего некоторые упорствуют в своих заблуждениях! И ведь, что особенно грустно и опасно, авторитетный человек, молодежь ему доверяет! Вот приедет такая молодежь в Байройт и спросит в буфете местной оперы пару «швайнов»? Конфуз ведь произойдет, а по чьей вине?! А? Он-то в Москве отсидится! И будет и дальше проповедовать свои ложные лингвистические находки! С другой стороны, я тоже люблю пиво, но мне очень неприятно пить его из горлышка бутылки. Пусть даже и маленькой. Однако я знаю своё место - чего мне кобениться.
- Девушки справились, замучили великого писателя. Правда победила. Разгромленные полчища противника стыдливо удаляются, волоча оборванные знамена.



Извините, если кого обидел

История про разговоры СCCLIV

.



- Мне иногда кажется, что современная цивилизация вынуждает журналиста к ошибкам - либо ты проверяешь своё высказывание и становишься учёным-исследователем. Либо ты биатлонист, работающий на скорость и ради большого количества статей.
- Это точно. Но в моем предмете есть один особенный фактор: наша пресса пишет про музыку, которая ей не родная. Тут надо действительно либо уже быть музыковедом-специалистом по современному джазу, например, либо не чирикать и только прилежно сверять цифирки на пластинках.
- Да, но, скажем, для того, чтобы быть (стать) вальяжным мэтром, нужно пройти стадию такого "Тетриса". Некоторые и задерживаются на этой стадии. Я как-то писал об этом.
А мне лично очень вредила медлительность и проверки - моё финансовое положение могло было быть более устойчивым.
- Мне вот проверки и вечно дышащее в затылок чувство того, что вот сейчас, в эту минуту, вот этими самыми словами я лажаю - не то, чтобы денег лишали. Они вот меня как-то сейчас вдруг обрезали от профессии практически вообще. И ничего с этим не могу поделать.
А бумажные цветы я клеить не умею...
- Так меня отчасти тоже. Я расскажу больше - у меня это вызывает проблемы даже собственно с литературой. Я однажды писал рассказ про настоящий день космонавтики. То есть, про двух зека, что ползут к космодрому, залезают в космический аппарат, и вместе с Белкой и Стрелкой летят в космос. Это был довольно трагический рассказ. Так вот, дело было в том, что я потратил уйму времени, чтобы узнать, как и чо в космическом корабле было устроено.
Это было не нужно, а я всё равно не мог остановиться. Другой бы за это время написал три таких текста, да.
И, отчасти, это неверный поход.
- Отчасти - да. Потому что в рассказе это неважно, наверное. Специалисты все равно умоют, а дело не в этом. Но остановиться невозможно, это точно. Я однажды писал про певца Моби. Который есть фальшивый потомок Мелвилла, как нетрудно догадаться. А главное - чтобы написать про певца Моби в журнал для девочек, совсем не нужен Мелвилл. Он и просто для Моби-то не нужен.
Короче, кончилось дело тем, что под утро я нашел себя обложенным морскими атласами, вспоминающим рангут и такелаж, которые я в детстве хорошо знал, и - с "Моби Диком" на сотой странице.
А певец Моби остался несовещенным.



Извините, если кого обидел