July 24th, 2006

История про разговоры СCCLIV

.


- Если человек что-то написал, например, с ошибкой, то потом крикнуть: ха-ха-ха, это я вас так развёл, на самом деле, я знаю, как надо - не выигрыш, а (мне кажется) проигрыш. К тому же есть одна вещь, которая мне не даёт успокоится. Я как-то смотрел одну из передач "...", где Т. мимоходом, говорит: А вы вот не знаете, а в "Отче наш" хлеб насущный дай нам днесь" значит на самом деле "Дай нам завтрашний хлеб уже сегодня". Ну, и вывела из этого какую-то мораль.
Я несколько заробел от такого прикладного богословия, но полез в поисковые машины, смотреть, откуда у этой идеи ноги растут. Ну да, растут.
Да только это как Мир и Мiр у, опять же, Толстого. Говорить об этом без оговорок - всё равно что о коде да Винчи. И статистика этих очень уверенных утверждений, слышанных разными людьми от Т. не единична. Потом мне кажется что в споре "оговорка vs я всё сказала правильно" Т. не очень убедительна - она там как сердитый Юпитер. (Это при том, что я к ней очень хорошо отношусь, да).
Всё это конечно, само по себе не интересно - это интересно мне только в контексте той мысли о точности, которую я думал в связи с Б. Сейчас он выходит вторым изданием, где, по словам автора, исправлено около сорока ошибок. То есть, я думаю о технологии высказывания, в котором заранее заложена неточность - вернее, точность не обязательна. Кто на него имеет право, как? Какова позиция писателя, какова - публичного громкоговорителя? Какова - журналиста, а какова - филолога?
- Вы правы, люди слова стали ленивы и нелюбопытны, и себя из числа их я не исключаю. Насчёт неточности: она заложена в любом высказывании, что профессиональном, что нет. Про писателей я не знаю, а филологи, по-моему, должны ее сводить на нет, но никто не застрахован. Если Б. нашел у себя около 40 ошибок и исправил их: честь ему и хвала. Не за то, что допустил, а за то, что искал и исправлял.
- Случай с Б. несколько иной. Я не говорил, что Б. искал и исправлял. Он ведь не сам эти ошибки находит – ему на них указывают. То есть, вы приходите в магазин купить штаны – купили, заплатили уж, одели – а одна штанина короче другой. Натурально, скандал. Штаны забирают, и на ваших глазах выравнивают штанины. Тут бац! – пуговиц на ширинке нет. Вы возмущаться, а вам отвечают, что ничего, сейчас пришьём. Действительно, пришивают.
Это, конечно, метод – но довольно специфический. При этом мне нравится Б. Мне не нравится метод «Сдано с недоделками». Collapse )