July 14th, 2006

История про разговоры (СCCXXXIV)

.


- По крайней мере, в моём лабазе стоит водка, вся упакованная в сертификационные печати московским раввиннатом.
- Кошерной является любая водка если не нажираться как свинья.
- Как свинья - уже некошерно.
- А ты знаешь, что свинья вообще сложное животное неполной кошерности?
- Свинья животное сложное, но веселое и вкусное!



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СCCXXXV)

.

- Был, кстати, в пору моей беспутной юности такой напиток "сливки". Нужно было придти в ресторан "Пекин" - я жил неподалёку. Впрочем, и сейчас живу не так далеко.
Итак, можно было зайти позно ночью или утром, и тебе давали сливочную водку - это был графинчик, в который сливали недопитое. То есть, там был купаж из разных советских водок, чуть желтоватый - не от мочи, правда, а от того, что кто-то не выпил до конца "Старку".
Стоил этого графинчик три рубля, и все виски мира меркнут перед его содержимым.
А был он слаще мёда.
- Про пекинские сливки я слышал, да. Продавали. Даже знаю, что кое-кто из моих знакомых угощался, но не будем называть имен.
- С тех пор многое переменилось. Разрушена общая традиция – например, в бывшем Ленинграде пьют совсем иначе, нежели, чем в Москве. Во-первых, Питере начинают пить раньше, потому что метро захлопывает двери в полночь. Во-вторых, в Питере работают совсем иначе, нежели, чем в Москве – и в Питере можно напиться весело, не ожидая раннего подъёма и необходимости появиться на работе в восемь. Там можно напиться стремительно, не ожидая того, что тебя поймает милиционер и начнёт шуршать твоим паспортом в поисках прописки. Или того, что тебя, как этот милиционер, встретит похмельное чёрное утро, когда нужно к восьми или к девяти, а путь лежит через огромный многокилометровый город
Не говоря уж о разнице цели, и о том, что коньяк в этом городе отвратителен. Во обще, в городе Питере не закончилась ещё эпоха палёной водки и керосинных вин.
- Лучше про гидролиз. Ну и про Менделеева…
- Это ты мне будешь про гидролиз рассказывать? Нет, всё было иначе. Его контролёром ОТК на «Кристалле» назначили. Пришёл, значит, он на завод, выпил. И говорит: «Чё за гониво. Так надо и так. А то, что вы делаете, сплошная медовуха». «Веничка, говорит, Ерофеев с вас в гробу перевернётся». И началась история русской водки.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СCCXXXVI)

.

- Знаете, я вообще думаю, что этот случай с Зиданом, что дрался головой на поле - закономерный итог развития современного футбола.
Футбол давно перестал быть мужской игрой - все эти эффектные падения, крики "Меня убили", эти метания по полю с гримасой невыносимых страданий, после которых игрок встает и бежит как новый... Все эти заламывания рук (хотя на повторе видно, что игрока не трогали), договорные матчи, огромные суммы трансферов и контрактов - всё это давно уже сделало футбол игрой для нежных миллионеров, где само понятие "мужское поведение" является чуждым.
Вот Зидан повел себя по-мужски - он просто нормально ответил другому мужчине, который его грубо оскорбил. Это нормальная мужская реакция. Ан нет - в эстетике современного футбола такая реакция подлежит осуждению, наказанию и т.д. А вот совершенно немужское поведение Матерацци почему-то находится вполне в рамках правил - к нему у футбольных функционеров претензий минимум.
Быть стервой и хамом - допустимо. Быть мужчиной - наказуемо. Таков современный футбол.
Или таково современное общество?
- Мне кажется это неверным. Есть профессии (а я думаю, что это почти все профессии), где нужно сдерживаться с клиентом или оппонентом. Например, милиционер задерживает преступника, тот кричит ему "А я твою маму имал" - и тогда милиционер достаёт табельный «Макаров» и стреляет оскорбившему в живот. Или официант чуть что метелит посетителя.
Да, иногда мы на стороне оскорблённого, но тогда сохранять за ним место не стоит - это честный размен. Collapse )

История про разговоры (СCCXXXVI)

.


- Мне, честно говоря, всё вышеизложенное глубоко параллельно, - но, как честный человек, просто смолчать я не могу. Если следовать завету Экзюпери – «есть только одна роскошь на свете, - роскошь человеческого общения» - то любой флейм есть концентрированный уксус этого самого общения; как можно отрицать его крайнюю привлекательность?!
- Вы бы еще сказали, что водка горькая. Сколько Вас читаю, - впервые смолчать не смог. Извините.
- Это несложно. Наверное, уровень сложности и должен расти вместе с профессионализмом.
- Один-то раз можно попробовать.
- А ну как затянет?
- Тогда денег заработаете.
- Сомнительно. Да и заповеди опять же.
- Водки разные бывают. Пивал и горькие. А вот отчего у вас на Урале такая любовь к уксусу - не могу понять. Я, честно говоря, считаю, что один за нас за всех напился оцетом и желчью, и более не надо.
Единственное привлекательное внекулинарное качество уксуса, мне кажется, его дешевизна.
- У уксуса один - но очень важный - плюс; его можно запросто пить вместо водки; (да ещё и нахваливая - типа ах какой сладкий!) а вот ацетон и растворитель всяких там пентафталиевых смесей - почти нельзя.
Давеча вот приятель перепутал стакан - так что он потом только не вытворял с собой; и полоскал, и блевал, и даже пиво после пить не стал... в общем, морока с этими неправильными альдегидами одна. Вот.
- Слушайте, мы с вами можем быть партнёрами, серёзно. Давайте, пожалуй, будем меняться - я вас уксус, а вы мне - водку. Грамм в грамм, литр в литр, а?
- Не буду я с Вами меняться; обманете еще. Не знаю как, - но точно обманете. Весь видеоряд к этому ведёт - водка, маринованные огурцы, и особенно вот это слово - «партнёр». Словно Вова Голубков и его брат-алкаголик выжидательно смотрят на меня с экрана: фигушки!



Извините, если кого обидел