July 13th, 2006

История про разговоры (СCCXXXII)

.

Всем чрезвычайно хорошо известна сентенция про закуски, которую изрекает знаменитый профессор. То-есть, очень часто цитируется мысль о превосходстве закусок горячих над закусками холодными. Но мало кто задумывается, какую закуску предпочитал сам профессор: "И я того же мнения, - добавил Филипп Филиппович и вышвырнул одним комком содержимое рюмки себе в горло, - ...Мм... Доктор Борменталь, умоляю вас, мгновенно эту штучку, и если вы скажете, что это... Я ваш кровный враг на всю жизнь. "От Севильи до Гренады...".
Сам он с этими словами подцепил на лапчатую серебряную вилку что-то похожее на маленький темный хлебик. Укушенный последовал его примеру. Глаза Филиппа Филипповича засветились.
- Это плохо? - Жуя, спрашивал Филипп Филиппович. - Плохо? Вы ответьте, уважаемый доктор.
- Это бесподобно, - искренно ответил тяпнутый.
- Еще бы... Заметьте, Иван Арнольдович, холодными закусками и супом закусывают только недорезанные большевиками помещики. Мало-мальски уважающий себя человек оперирует закусками горячими. А из горячих московских закусок - это первая. Когда-то их великолепно приготовляли в «Славянском базаре»
".
Как вы думаете, что имелось в виду под чем-то похожим на маленький хлебик?
Как вы думаете, что имелось в виду под чем-то похожим на маленький хлебик?
- Размоченный в кипятке бульонный кубик Магги?
- Но он внутри будет холодной закуской. А если весь размокнет, то стечёт с "лапчатой" вилки. Дальше.
- Расстегай вероятнее всего...
- Вы, простите, как представляете себе расстегай, а?
- В форме змеи.
- Но подаётся он к столу вместе со стременами.
- Вы намекаете на подогретые кусочки страсбургского пирога, что ли? Откуда у Вас такие картинки?
- Ещё скажите, что это лимбургский сыр - наоборот, живой.
- Не, лимбургский сыр нагревать нельзя - он перестанет быть живым. А страсбургский пирог нагревать можно. А ответ будет или мы теперь умрем в терзаниях?
- Умрёте, конечно. Вам что, обещали вечной жизни?
- Все равно как умереть, в терзаниях или не. По мне так лучше не.
- На всё, на всё Господня воля. Вот товарищ Сухов был убеждён, что лучше помучаться. А он, надо сказать, толк в жизни знал. И в смерти, впрочем, тоже.
- Это ему в клуб специальный надо было...
- Ну, он туда и попал - море... Песочек... Солярий...
- А это не могут быть просто грибы?
- Гриб, похожий на хлебец?
- Очень хорошо. Но что, что понимается вами в данном случае под жульеном?
- Совсем не то, что понимается под жульеном в нашей столовой - нечто скользкое на вид в железной мисочке с ручкой. Это точно. Позвольте поехидствовать и отослать Вас к Елене Молоховец и "Поваренной книге Софьи Толстой".
- Знаем мы эту Молоховец. Сапог сапогом. Нам Молоховец не указ. Дурная книга.
- Жюльен, он же жульен. А вот как и из чего готовили их в «Славянском базаре» - я пас...
- А у вас что?
- Я вам правду скажу. В кипящую воду бросаете мозговые косточки и варите до тех пор, пока мозг не начнет свободно отделяться от них. Можно извлечь его и сырым, но это труднее. Берете ржаной (непременно ржаной!) хлеб и режете его на маленькие аккуратные крутоны размером примерно 3х5 (6), а толщиной — 1—1,5 см (тут главное — чтобы отправить в рот разом, “в один кус”). В этих хлебиках чайной ложечкой или ножом аккуратно делаете маленькие углубления, а затем кладете их на сковородку, на которой уже растопилось сливочное масло, обжариваете с обеих сторон. Затем углубления заполняете готовым костным мозгом, солите, если хотите — перчите, немного посыпаете зеленью — в общем, дальше кто как любит приправлять. Но — не забывайтесь! Время идет быстро, хлебики остывают, а вам нужно еще успеть налить себе рюмку чистой, как слеза младенца, холодной водки, чтобы “вышвырнуть ее одним комком себе в горло” и отправить хлебик в последний путь горячим, может быть, даже шипящим от сливочного масла в хлебных порах...
Насчет остального смею не согласиться. Конечно, после первой рюмки заниматься дегустацией - дело неблагодарное, но переход на водку поплоше может дать прям таки взрывной эффект. А уж похмельный эффект - обеспечен. Вам, как мужчине тучному, этого не оценить...
- Последний абзац апокалиптический. Массу ассоциаций вызывает…



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СCCXXXIII)

.

- Почему Вас все считают постоянно выпивающим? Это имидж или чистая водка? А вы ведро можете выпить?
- Да нет, ведро выпить я не хотел бы. Дело это непонятное и не нужное. Ятолст и тяжёл, это предпосылка к рекордам. Но только зачем они? Такое сродни куражу на людях – из-за чего часто гибнут люди на пикниках.
Литр усидеть можно за ночь, только собеседники должны быть соответствующие. Да и водка - строгий напиток, куда строже, чем, скажем, коньяк. Она требует соответствия - и в разговорах и в еде. Да и я пить люблю, а пьяных - нет... Кстати, высокая толерантность к алкоголю - не подарок. Это, говорят, симптом алкоголизма, то есть того, что алкоголь встроен в метаболизм. Выпить ведро имеет смысл только в том случае, когда на кону несколько буханок хлеба, которые потом будет делить весь лагерный барак.



Извините, если кого обидел