July 3rd, 2006

История про разговоры (СCCVII)

.

- У меня в деревенском доме лежит эта великая книга. Упомянутый отрывок - это просто цветочки. Там еще рассказы про то, как девочек у мусульман садят (sic) на каменный член исламского бога любви. Размер этого мусульманского органа описывается формулой "балун-голован". Там совсем больная женщина-автор, дурдом полный - начиная с терминоф "жоффреить" и "анжеличить" для орального секса - и кончая, пардон, пропагандой инцеста во всех формах.
- Да мы ж говорили про неё неоднократно - и про индейские ритуалы, от которых Леви-Стросс ветелся бы как вентилятор.
- (смущаясь) Ну, мы говорили не со всей твоей лентой все-таки...
- Впрочем, я всё болею - какой-то невнятной гриппозной заразой. Может, я уже - привидение?
- Несомненно - причем я даже знаю откуда. Из Вазастана. Я бы? может быть, снабдила бы тебя приторным порошком... Да у меня тут своих в меру упитанных не оберешься. Летают вокруг люстры, каши просят… Пришлым не хватит.
- Ха! Видали ы акх нут акал двое суткподряд! Совсм я мчася - не сплал.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СCCVIII)

.

- Зачем, зачем Татьяна Толстая так ругает проезд Шокальского?!
- А где она его ругает? Не помню такого.
- Прям щас в телевизоре. Она с архитектором говорит - что за место, дескать, Шокальского проезд? Там можно только в очереди за дрожжами стоять! Как туда попадаешь, так порнимаешь, что зря родился.
- Это она зря. Впрочем, с тех времен, как она жила на улице Шокальского, там всё изменилось.
- Да и видно. Было пойдёшь с другом за дрожжами для самогонного аппарата, зависнешь в очереди - а квартиры и не узнать. Вокруг никель и мрамор, куклы машут фарфоровыми ручками, всадники на картинах шепчут "Вернись, Виргиния, вернись". И самогонного аппарата - помнинай, как звали. А по-моему, и так было ничего. Особенно, когда едешь на велосипеде вдоль Яузы.
- Это смотря с какой целью туда ехать.
- Я всюду с одной целью еду. Но это ведь, как аленький цветочек - соберёшься в луга за клевером, а вернёшься как Щелкунчик с разинутым ртом.
- Особенно если вместо сбора клевера считал ворон, да.
- Это уж кому что выпадет. Посреди клеверного поля ни в чём нельзя быть уверенным. Откроешь хлебало - а в него засунут блин с мёдом, откроешь другой раз - брызнет туда тонкая струйка молока. А подождёшь, так плюнет туда пастух горьким табачным плевком.
- И то верно - надо клевер собирать, а не заниматься математикой.



Извините, если кого обидел