June 16th, 2006

История про разговоры (СCXLI)

.

- Прачетт - это не баловство. Лучший юмор придумывается трудно. Это мучительно. Юмористы - нервные и часто хмурые люди. Прачетт - это литература.
А есть дачное сочинительство типа "пакля-рвакля". Оно смешно (как тебе кажется) в тот момент, когда ты сочиняешь, но потом надо выкинуть. Но конкурсы дают ценный опыт того, как устроено человеческое восприятие. Там и Шекли обосрут. А Лем во второй тур не выйдет.
- Обосрут всех. Некоторые участники честно считают, что форум - это для того, чтобы обсирать рассказы. А некоторые (или те же) считают, что рассказы - для того, чтобы разбирать их по строчкам и находить несуразицы.
- А я, пожалуй, спущусь вниз - к книжной полке, за коньяком.
- Не застрянь там, в погребах своей библиотеки, как Атос.
- Это что, я как-то поучаствовал в конкурсе... А, впрочем, не надо об этом. Но я - ладно. Есть известный пример, что остроумцы находят рассказ гения, и суют его в редакции - а им отвечают: поучитесь молодой человек, у классиков.
- А тебе ли не знать, кто сидит в редакциях . Я могу только догадываться по студентам Полиграфа...
- Меня, как ни странно, работа в редакциях вылечила от снобизма. То есть, я считаю, конечно, что всё вокруг - говно, но только когда ты это установишь наверняка, то начинаешь любить людей. То есть, меня абсолютно не раздражают рассказы, которые, как я считаю, дурны. Но есть иногда текст, про который ты думаешь - вот бы украсть. Но это редко.
Чаще вот это: «Ты чтой-то задумал поперёк меня! - грозно рявкнул Скрипа подымаясь. Я сразу узнал Её - девушка с ярким волчьим взглядом нахмурилась и крепче стиснула в ладони рукоять длинного клинка. Покачивая бёдрами, она направилась ко мне. Поднял глаза, взглянул вперёд и ошеломлённо сглотнул, заскрипели мышцы – захотелось остановиться, замереть и любоваться шедшим с высокого холма светом… Именно там лежала моя малышка, дремала, ожидая горячей встречи со мной… …Не задетые смертоносным потоком энергии Комин и Китвек замерли».
- Тебя - вылечили от снобизма, а многих не вылечили. Меня плохие рассказы смешат, а раздражают только в том случае, если есть только они, а хороших нет. Но такого не бывает. А где это про Скрипу, это ты сейчас вычитал?
- Теперь уже не поймёшь – «Сегодня Евкер не просто так гуляет в поисках чего-то необычного, сегодня он ищет особенный подарок для своей Угум. Евкер любит её. Многим маакам нравится его Угум, но она выбрала себе именно Евкера. Угум думает, что Евкер необычный маак. Он очень умный маак» - «Практически с боями, как заправский разбойник, Аклареним ворвался в Нечеп» - «Извини, я устал. Она посмотрела на меня, будто бы на кота, справившего нужду на персидский ковер. «Ну, дрыхни, номер двести пятьдесят два», - с таким холодом, который бывает только на девятом кругу ада, произнесла она, раздвигая кровати, как муж ноги супруги, изрядно уставший от выполнения семейного долга».



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СCXLII)

.

- Ну и как дозорный автор? Спит?
- Спит?! Он сидит со стаканом, а на коленях у него - баба. Саския зовут. Сам видел.
- Я тоже видел. Это он раньше сидел. А сейчас уже набрался и спит.
- Нет. У него ночная вахта. То есть - смена.
- Вы всё перепутали. Это у нас - ночная смена. А у него там сейчас дневной дозор, но это не он, а Босх.
- Нет, там Брейгель - и стройный ряд слепых нищих, для которых ночь вечна, валится в канаву.
- Какой там Брейгель! Мне точно сказали: Босха Васильев!
- А! Знаменитый Отравитель Пивом? Я думал, его казнили ещё в 1732 году, вместе с Кесингтонским Душителем.
- С Душителем казнили Голого Расчленителя, а Отравитель, по-моему, и сейчас продолжает отравлять. Его ещё называли Оболонский Ведьмак.
- А, тогда я его знаю. Он умеет оборачиваться воблой.
- И воблой тоже? Вот же ж зловред! Я знаю, что один раз он обернулся петухом, когда у него болел зуб...
- Не надо грязи! Петухом - никогда!
- Это было давно. И никакого криминала в этом я не вижу. Просто Вы не в теме. Я обычно к ночи только и делаю, что прибавляю.
- К ночи, а точнее, ночами, я тоже обычно прибавляю, но не цифры, а граммы, точнее, миллилитры.
- Я, как старый пылеглот, перевожу: "Это - синонимы".
- А я просто стаканы прибавляю. Считать граммы - это пошло.
- Ах-ах! Это ничего, что я к Вам полубоком сижу? Я же их не считаю, граммы. А пить вообще из горла предпочитаю.
- Это ещё что. Мне сегодня незнакомый человек Алибек прислал рекламное приглашение посетить сауну. Это как понимать?
- А не переживайте! Я Вам сейчас пришлю рекламное предложение выпить водки. Моховики-то ещё не закончились?
- Гораздо хуже. Кончилась охлаждённая водка - приходится пить странный продукт. Дитя Оранжевой революции - медовуху 38%.
- Эстет Вы, массаракш! Я вот вообще не могу холодную водку пить в большом количестве, что ж мне теперь, вообще с алкоголизмом завязывать?
- Да, я как раз больше всего ненавижу как раз такие сладкие настойки. Совершенно непонятно, чем закусывать, а без закуски (не виски и не коньяк ведь) - невозможно.
- А сукнецо?
- Я неодет.
- Ну вот! Вы меня обезоружили. Как же это?
- Я дома сижу. Могу себе позволить.



Извините, если кого обидел