June 15th, 2006

История про разговоры (СCXXXV)

.

- Идёт ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своём, и возвращается ветер на круги своя. А в раскосые глаза летит пыль, гарево и марево. Мой удел вечен - сдавать комнату, и воровать ночью на общей кухне мясо из борща. Это удел философа.
- Раскосые глаза и не то видели. Нечего тут гаревом прикрываться, после запаха крови-то?
- Философу же не должно хотеться мяса. Или вы воруете из борща принципиально?
- Да. Потому что я пасынок русской демократии. И стихи тоже могу. Варвара - ага. Варвара - эге.
- А вы философ настоящий? Или такой... борщёвый только? А то приведу сейчас инженера - он быстро проверит, почему у вас интеграл не дышит! Видали мы таких инженеров. Народ хлипкий. Помирают, так вопят тоненько, по-бабьи.
- А вы переходите при виде смерти уже на анапест? Или все же придерживаетесь излюбленного пятистопного? И, кстати, много у вас накопилось эпитафий на соперников?
- Соперников? У меня не может быть соперников!
- А инженерА? Которые приходят и едят суп с мозговой косточкой и спят с Варварой?
- Это не соперники. Это жалкие, ничтожные люди.
- Которые, однако, вас отгоняют от кастрюли с борщом?
- Не надо. Они спят. Сейчас моё время. Ночной дозор, знаете ли.
- (Выходя на кухню в халате и бигудях) Ааааа! Какой-такой ночной дозор?!! И этому негодяю я отдала лучшие дни своей социалистической молодой жизни!! И даже часть ночей.
- Мадам! Расскажите же скорее, насколько социалистична была ваша молодая жизнь? Каждому ли было в ней по труду? От каждого ли по способностям?
- Вас интересует какой период? До НЭПа, НЭП, после угара, стаканноводный, промпартии, борьбы с троцкистско-бухаринским охвостьем, попутчицкий, парусиновых туфель и креп-жоржета... Там много всяких тонкостей было при взятии и отдавании. По, конечно.
- Да нет, начинайте сначала - с теряющейся среди страниц паспорта юности. От Фурье и Оуэна.
- Нет уж, с французскими социалистами и английскими экономистами всегда был напряг. Придут: "На, Марфушка, шинель...". И что-то там про курьеров и какого-то сквозного... Тугановского.
Я начну лучше с немцев? Если бы память была хорошая - да я бы! Да завсегда! Врала бы по-черному и по-белому, по-шахматному и по-узору "гленчек".
А кому легко? Кому?
- Не надо тут. Есть такие люди. И вы их знаете.
- Не знаю я никого. Где, люди, где?
- А которые едут и смеются? И жуют пряники в йогурте и заедают "Сникерсами"? И трясут роскошными власами и телами, радуясь невыносимой легкости бытия с "Клинским" и "Очаковским"?
Про немцев неинтересно - они малоизобретательны - сплошное "дасистфантастишь" и "нохайнмальбитте".
- Сумрачный германский вам не катит? Но неужели вы не учили "драй цукарватте, битте?", когда ездили в ГДР? Давайте все же патриотично выберите из русско-советского периода.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СCXXXVI)

.

- Рецепт? Вы не знаете этого удивительного рецепта?! Но это же очень важно! Записывайте!
- В моём секретном дневнике? Но к лучшему? К лучшему? К лучшему, да?
- Так всё ж к лучшему, вы что? Где угодно - хоть кровью (из носа) на стенах. Это же человеческий документ эпохи.
- Свиной, свиной кровью. Чтоб нечеловеческие человека не отыскали.
- Во-первых, народная молва всегда права. Но мы любим его не только за это. (с) Армянское радио. Во-вторых: пусть расцветают все цветы визиги (с) Мао Цзедун. Во-вторых: Страдание очищает. (с) неизвестно кто.
- Все зависит от того, какая часть народа молвит в данный исторический момент. «Визига» мне неизвестна. Это любимый фрукт Мао? Кисло-сладкий, как блюда китайской кухни? И надо ли так понимать, что особо очищенная водка подвергается особо сильным страданиям?
- А я тоже хочу остроумных высказываний по национальному вопросу! Да! Задние тоже хочут!
- Какой же Вы задний, Владимир Сергеевич, право. Вы - самый что ни на есть передний. Визига кисла и сладка только в пору молочно-восковой спелости. Китайцы солят её в бочках из-под квашеной капусты и делают из визиги соевый соус.
- Не верю. Откуда у китайцев бочки из-под квашеной капусты? Кимчи есть только у корейцев, и они её держат в калебасах, намотав на себя разноцветные саронги. Вот.
- Не надо тут нам вбивать клин между народами-соседями. Бочки покупают у наших - в Хабаровске и Владивостоке.
- Ааааа... А они нам потом снова дают этот соевый соус? И лапшу. И царевичей с царицами - для забивания в бочки по нашим морям. Тогда непонятно, что сначала-то идет - чистота или страдание?
- Всё-то у вас, издательских магнатов, ужасы какие-то на уме. Как человек во фраке да малиновом пиджаке ходит - ему чудится, что он в нижнем белье. А нам всё чудится, что мы во фраке.
- А вот:

«Приснился раз, Бог весть с какой причины,
Советнику Попову странный сон -
Поздравить он министра в именины
В приёмный зал вошёл без панталон».



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СCXXXVII)

.

- Клубок она свяжет! Поглядите на неё! Она клубки вяжет!!
- Вам не нравится их вяжущий вкус? Зря. (Характеристики чакры (сексуальной): звук - РЕ, цвет оранжевый, запах - ромашка, вкус – вяжущий).
- Как у вас всё запущено! Ну да ничего, это известный диагноз. Вкус вяжущий, отхаркивание...
- Не смею отрицать - чакры не продуты. Ваши чакры, конечно.
- Да, я властелин чужих чакр. Что да - то да.
- Ну, слава Богу. Это братская могила продувщиков - ничего страшного.
- В могиле главное что? Чтобы писатели не рассказывали одни и те же истории по кругу... А если учесть, что у вас одномогильницы-дамы, то получаем чистый декамерон!
- Ну, декамерон, конечно чума та ещё, но я как-нибудь поберегусь пока. Ну их.
- Наивный... Не хотите с дамами - по воле критиков будете лежать с мужчинами.
- Я уж как-нибудь в одиночестве...
- Но критики об этом вашем предсмертном желании знают?
- Понимают, что я в случае чего к ним приду. С червяками вместе.
- Ну, так они тоже водой запасутся. Или святой, или огненной.
- Толку-то. Нас, братьев-соседей много будет.
- Бесплотными тушками задавите критиков?
- Защекочем.
- У вас пальцев нет, все на перьях прощелкали. Неужто не знаете: на том свете пишущие в прошлом привиды лишаются пальцев - дабы отдохнули и постенали просто так. А мы чем иным, не к ночи будь упомянуто.
- Этого и подавно не будет. Натешились уже при жисти, нагулялись, налюбились - теперь только стенать и цепями бренчать... Можно еще носить мантии
- Нет уж. Мантии мешаются.
- А вы их откидывайте небрежно так пажам сзади. Пусть носят.
- Тьфу. По-моему, вы какую-то фривольность сказали. Или намёк какой-то произнесли. Откидывайте мантии! Пажам!! Сзади!!!
- (Хладнокровея) Вы о чем? Они несут вашу мантию. Сзади. Или вы хотите, чтобы вперед заносили - тогда вам неудобно будет ухать и пугать, эффект неожиданности пропадет. Впереди пажи, потом мантия, потом уже вы, как жук на веревочке. Несолидно?
- Перестаньте! Тут дети! Ну, по крайней мере, могут быть! Ужас! Жук на верёвочке! Может вы ещё и губы красите!??
- Когда буду привидом - придется, наверное. При жизни ведь гигиеническая помада...
- Привид? А сейчас вы кто??? Какой вы вид??? А! Я думал вы - хрупкая утончённая девушка!
- Сейчас - подвид. Какой - надо уточнять в антропологии. Или все же в зоологии? Надо думать. Хрупкая утончённая девушка… Зачем сразу так оскорблять? Думаете, вам гарантировано загробие - так можно и наезжать? Может, я парень, среднего роста роста, плечистый и крепкий? И знак ГТО на груди?
- Нет, тот парень был в кепке. Я точно знаю - и он уже примелькался.
- Значит, я - не он? Досадно.
- Но хрупкость-то зачем? Еще рюмку нарисуйте и припишите "Не кантовать".
- Ну, знаете! Это уже лишнее! Я - что б кантовал!?? Я вообще человек пожилой, обидно даже! Вот квантовать - было дело, грешен. А в остальном ваши подозрения просто смешны.
- Тогда зачем эти скифские намеки? Мол, хрустнешь в тяжелых нежных наших лапах?
- Нет, мои машины поломаны, интеграл не дышит. Орда разбрелась и пьянствует. Всё не по адресу.
- Но вас ведь по-прежнему тьмы? И вы по-прежнему лироварварски сзываете на пир?
- Нет, мы лежим бухие, рождённые в года глухие. А вот кобылица - да. Летит. И мнёт.
- Фи. Пора бы уже проснуться и протрезвиться, уже революция прошла, коллективизация, война, оттепель, застой, перестройка... А вы все таращите глаза раскосые.
- Ага, и мне идти опять, хрупкой и интеллигентной, и доить эту самую кобылицу? Вот так вот всегда.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СCXXXVIII)

.


- Тревожьтесь, коллега. Пропал Мидянин. Молитесь за брата нашего Мидянина. А были ведь его двойники - это ведь первый шаг к шизофрении.
- Что - первый шаг к шызофрении? Появление жж-ных двойников?
- Ага!
- Нужно немедленно открыть журнал beresin.
- "Боксеров поприветствует папа Иоанн Павел Второй! Не первый! Второй! Не первый!" (с)
- Зато потом брата нашего Мидянина постигнет масштабный алхимический марьяж. А мы понаблюдаем и в записные книжки всё запишем. А потом, как завещал нам Ник Перумов, продадим Мидянина Чужим - для опытов.
- Дело в том, что мы настоящего Мидянина не сумеем отличить от голема - как пораженья от победы. Как мы ни бились.
- А зачем нам? Продадим обоих. Это в два раза выгоднее.
- Рекламации, сэр... Это как школьники, у которых два раза встречается в диктанте одно и тоже трудное слово - и они пишут его каждый раз по-разному.
- Главное - продать! "Два Мидянина примерно в одну цену! Луй отдыхает!" А? Каково?..
- 2-Мидянин-2
- Мидянин и Мидянин в одном флаконе!
- Двойной Мидянин - испей до дна!
- В два раза больше Мидянина по доступной цене!
- А ты купил двойного Мидянина?
- Два Мидянина - лучше, чем пять президентов!
- Мидянин вообще лучше всех, я так думаю. Итак, будем молиться за брата нашего Мидянина, оттого что он один наш спаситель. Второй после Бога, я бы сказал.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СCXXXIХ)

.


- Попил бы ты лучше мескаля, право слово.
- Так я как раз после бутыли мескаля и разработал эту теорию! Перечитал на трезвую голову - нет, всё сходится.
- Я тебе новый стишок сочинил:

С писателем вышла, однако, беда -
Спознался вчера с Бафометом.
Головка болит, и во рту ерунда
И денег не стало при этом.

- Ступай в огнь вечный, анафема.
- Был там. Спрашивали, что без тебя пришёл.
- А что, без сопровождающего теперь никак? Некогда мне.
- Ты путаешь, это я - сопровождающий..
- Нет, это я турист, а ты - завтрак туриста!
- Счастья тебе, Брат! Ура, ура!


Извините, если кого обидел

История про разговоры (СCXL)

.

- Мой любимый преподаватель, микробиолог Козьмин-Соколов, который подал докторскую диссертацию на 14 листах и с блеском её защитил, говорил, что если учёный не способен объяснить шестилетнему ребёнку смысл своей работы, то он не учёный, а шарлатан. Другой преподаватель - психиатр - сказал, что шизофреникам свойственно измышлять собственный язык. Из аудитории тут же последовал вопрос: понимают ли этот язык другие шизофреники? Мне порою кажется, что французская философия, равно как и французская кухня, - одно большое надувательство.
- Не сочтите за умничанье, это для меня важная фраза, почти факт биографии: Ваш любимый преподаватель цитировал Воннегута.
- У такой фразы всегда множество отцов.
- Для «таких фраз» вообще - справедливо, но в данном случае, думаю, все же приоритет Воннегута неоспорим.
- Не знаю, не знаю. А вдруг Планон какой окажется? От Платона всего можно ожидать.



Извините, если кого обидел