June 3rd, 2006

История про разговоры (СXCIV)

.

- Сегодня мой шофёр огорошил меня вопросом:
- Скажите, а как мне сделать погромче внутренний голос?
- То есть как? – заволновалась я.
- Ну, - отвечал он. – У телефона. Я когда разговариваю, мой собеседник внутри трубки говорит слишком тихо...
- Это очень хорошая история. Я сразу представил себе лимузин, едущий через дождь. Шофёр в сером форменном сюртуке и фуражке, прежде чем поднять разделительное стекло, говорит:
- Мой внутренний голос сегодня тих и говорит неразборчиво...
Взмах руки в перчатке, медленный, плавный, но властный:
- Тогда, Серж, сбавьте скорость, и езжайте, пожалуй, кружным путём.
- В моем случае было бы лаконичное: "Тогда домой".



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СXCV)

.
- Вдруг поняла, что того гляди помру, так и не покатавшись на "Hummer"”е. Спрашивается, зачем я закончила историко-филологический факультет с красным дипломом? В чем смысл этого коловращения знаний в природе?
Разве что однажды управляла картофелекопалкой, но перед этим хлебнула чуть-чуть спирта, чтобы согреться, и мало что помню. Я тогда была относительно молода, носила вычурные очки и не знала значения выражения "белое вино" в устах комбайнеров...
- Не печалуйтесь. Я пробовал. Счастья всё равно нет.
- Но в Вашей жизни была песня безумная роз.
- Нет, это был унылый хрип шансона.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (CXCVI)

.

- Ну вот, теперь из-за этих карикатур, чуть не сожгли посольство Дании, при этом задавили в толпе и своих. Теперь они кричат, что нарисуют карикатуры на Холокост. Ну, евреи ж всегда при чём! Ну и рисовали бы, так под сурдинку они отказывают западным государствам в контроле за их ядерным оружием!
На одной чашечке карикатуры на пророка, на другой - будущая мировая война. Слишком многого вы хотите, весы ёбнутся. Ждать, когда перевернут весы себе на голову и успокоятся...
- Не переживайте вы так. Думаю, контроль за их ядрёным оружием просто так не отменят. Да вот обещают, что прилетит контролёр, и так проконтролирует, что только держись.
- Но вот что будет дальше? Непонятно. Дальше вообще не понятно. Афганистан? Ирак? Что будет дальше? Пока не придёт какой-нибудь новый пророк, это не расхлебать.
- Повторяю, не беспокойтесь. Всё успокоится. Наверное, забросают они нас с нашей же помощью ядрёной отравой и на этом всё и кончится. Одному Бенедиктову на радость - потому что всё сбудется, и его объявят новым Настрадамом Передсказамусом и будут поклоняться его радиоактивной могиле-воронке тридцать на сорок километров. Я сам буду водить экскурсии.
- Экскурсии... Это ли твой удел? А косить ты где будешь? Ни тебе курьерских, ни поляны. Да и Бенедиктова жаль, это ли его удел? А как же он увидит торжество угнетённых наций?
- Мы все его увидим. С небес.



Извините, если кого обидел