May 23rd, 2006

История про разговоры (СXLI)

.

- Хороший рисунок. Теперь тебе точно должно понравиться. Ты тут в образе русалки.
- Теперь это намёк на то, что я - женщина. И в жопе у меня - чешуя.
- Не думаю.
- Не думай о чешуе!
- Вот вечно ты так. Как теперь жить? Пойду, стараясь не думать о чешуе, не думать о чешуе, не думать о ...
- И на рисунке, по-моему, у меня жопы нет вообще.
- Это ракурс такой. Жопа - что у слона.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СXLII)

- А вот кому нужен фотоувеличитель, новый, в коробке?
- Огласите весь список, пожалуйста!
- Ещё есть электрощипцы для завивки.
- А что, к щипцам я не опоздала? С зелеными пластмассовыми ручки? Это ведь риск ходить с неаккуратными некалиброванными кудрями?
- С синими ручками, да. Берёте?
- А они точно работают? Беру.
- Я, как вы понимаете, не проверял полностью цикл их работы, но - греются.
- Так проверьте, прежде чем людям подсовывать! Возмутительная недобросовестность!
- Я проверил - греются. Что вы кочевряжитесь?
- Всё, беру. Никто не сможет сказать, что я кочевряжусь. Несите. Я могу и сама заехать, если Вы еще что-нибудь дадите.
- Фотоувеличитель. Утюг электрический – родом из соцлагеря. Фен. Два трёхпрограммника "Маяк-204" в исправном состоянии. Сканер Мустек-12000 в почти исправном состоянии. Видеомагнитофон "Панасоник".
- Какая гадость. Книжки не раздаете?
- Есть немного.
- Мне прямо сейчас некого выслать! Нельзя перенести на ближе к вечеру или тогда уж завтра утром? Вы такой шустрый.
- Давайте к вечеру.
- Угу. Я буду тут, рядом.
- Давайте. Ничто в мире не стоит слезинки ребёнка.
- Прошу прощения, заснула за компьютером и всё проспала. Я вот думаю, куда же мне девочку посылать, если не поздно, за щипцами? Я не будете ли Вы хватать её за попу?
- Высылайте прямо щас. Оформим в лучшем виде.
- Высылаю, но она доедет завтра, т.к. уже выпила. (а что я могу поделать? успела) Спрашивает, куда ей ехать. Говорит, что ей Вас уже показывали. Уверяет, что у Вас голубые глаза.
- Ладно. Пусть заезжает к завтраку.
- И вы её съедите!
- Погода была прекрасная. Принцесса была ужасная.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СXLIII)

.

- Давно хочу расспросить про литературный кружок поподробнее. Это тот, который был устроен разврата?
- Устроен для? Удостоен?
- Ну, тот, где Вы не давали девушкам прохода, а сразу кидались. Я же помню, хоть и пятнами, разговоры на эту тему.
- Там не так было. Я должен был подходить к девушкам и говорить: «Я известный писатель, кандидат наук и веду литературный кружок. Давайте я вас...». После этого, насладившись рыданиями, я должен был переходить к следующей. Независимо от этого я, время от времени, должен был хватать девушек за попы. Никакого продолжения это не предполагало. Впрочем, лучше меня про это знает Юля Фридман.
Кстати, а трёхпрограммный громкоговоритель Маяк-204 к радиоточке вам не нужен?
- Нет, голубчик, Вы меня уж совсем за фраера держите. То есть самого кружка могло и не быть. А что значит - продолжения не предполагало? Разве поручик Ржевский не учил нас быть оптимистами?
- Он-то учил. Но ведь глашатаи Правды о Литературном Кружке говорили, то со мной должно быть так, а не иначе. Цап за попу - девушка в слёзы - писатель идёт восвояси и радуется
- Ну, это явная клевета.Я в это никогда не поверю, голубчик. Вы же русский человек, а не маркиз какой.
- А русский - что? Всё то же самое, но - идёт и плачет? Не понимаю. Щипцы берёте?
- Беру! Я же пошлю за ними девочку.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СXLIV)

.

- Почему все вокруг рекламируется через секс, а не через ум, честь и совесть, которые куда привлекательнее, не постигаю.
- У пятнадцатилетних денег мало. А то и вовсе нету. Поэтому всё - о сексе, который условно-бесплатный - только на нём и можно денег взять. А ум, честь и совесть - товар иной. Сам партвзносы платил.
- Вы на фото-то взгляните - какие 15-летние? Была я в этом фитнессе! Там одни толстопопые мужчины за 50 и дамы под 40. Для них ум, честь и совесть куда актуальнее. Не дети, чай. Между прочим, мало Вы взносов-то платили. Не хватило. А... А зачем вы туда ходили?
- Что до толстопопых, то зачем им ум? Скотского вопроса про совесть я и вовсе не задаю. А взносов платил достаточно - я ведь ещё оргработу вёл, партбюро - это вам не семечки лузгать.
- Что значит - зачем я туда ходила? Я исследовала. Зачем я сюда хожу, по-вашему? Про партбюро Вы мне не рассказывайте. Я столько снов на них перевидала, на народный съезд хватит.
- Сюда вы известно зачем ходите. За щипцами для плойки.
- Уели. Подкрались и сожрали. Я в процессе. Терпение, терпение!
- Да вы-то ладно. Девочку только жалко. Её-то за что? Впрочем, мир жесток. Пусть её запомнят красивой.
- Она еще жива! Она движется к Вам.
- Помните же классику: Березин-Березин, девочка в белом ищет твою улицу...Березин-Березин, девочка в белом ищет твой дом...". Так что еще сами не рады будете, когда доедет. А чего это - "Вы-то ладно"?! Вам тоже плевать на человека, лишенного сексуальной привлекательности?!
- Это вы-то человек, лишённый? Нечего притворяться! Уж я-то видел! Вы каждую ночь являетесь ко мне во снах - мне ли не знать!
- Вся в белом и с косой? Я слыхала, что писатели - народ изощренный и пресыщенный банальными удовольствиями литкружков, но утверждать, что я не лишена сексуальной привлекательности, это, знаете, слишком даже для писателя. Этого никакой солониной не загладить!
- Да ладно! Я же не рассказал подробностей! А солонина... Что? Между нами замороженная девочка.
За девочку не волнуйтесь, на ней теплые носочки, это раз, а во-2, я с ней созваниваюсь регулярно, мониторю! По дороге яблони обтряхает, печи от пирожков прочищает - сами знаете, скоро такие дела не делаются. Боюсь только, не найдет она дом с тарелкой. Хоть бы номер написали на yahoo.com - а подробности хотелось бы услышать. Заранее розовею.
- А что это у вас за латинские буковки? Подробности... Нет, я не смею. Я старый солдат.
- Это почта, куда порядочный человек давно бы написал номер дома и квартиры, а не морочил пожилой даме голову, которая и без того не в порядке!
- Ахти мне, ахти!
- Ату, ату!
- Ата-та! Я еще не определилась. Девочка уже неделю бродит вокруг Бурденко.
- Сейчас выйду - гляну. Я как раз собрался откушать, надо её за стол сразу... Ну и ноги растереть.
- Грудь - водкой! Всему надо учить. Там домофон небось есть?
- С одной стороны - есть. А с другой и вовсе как нету.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СXLV)

.

- Вы неприличными словами не выражайтесь. Вы бы еще "анабазис" сказали.
- Не передергивайте, нет там никакого базиса. Там сис! Дариью кай Парисатидас гигнонтай пайдей дуо. Все в законном браке, заметьте. А не так, как у вас, у писателей, в санаториях случается под солонину-то. Стыдно?
- Гадость вы какую-то сказали, по-моему. А писателя обидеть - что ребёнка ударить.
- Вам везде гадости мерещатся! Что за пакостное воображение! А еще вели литературный кружок! Между тем это просто выписка из записи древнегреческого ЗАГСа, которую я сделала по памяти.
А писателя обидеть куда приятнее, чем ребенка ударить, должны различать, не маленький. Ребенок-то не выбирал, становится ему ребенком или нет, не говоря о том, что это у него пройдет.
Писатели же объели всю землю русскую. И газ воруют, я уверена. Вон как у них натоплено.
- У вас, кстати, не найдётся знакомого печника? (Девочку вашу, отправленную за щипцами будто за спичками, я понимаю так, найдут только когда снег сойдёт).
- Девочка пошла, как письмо дедушке Иван Макарычу! Адреса-то ей никто не давал, - так, в общих чертах я обрисовала - богемного вида представительный мужчина с электрощипцами, водится в районе Тверской. Уехала и пропала. В среду морозы отступят, поеду искать. Ох-хо-хо. Хорошо, я ей чип в шапочку ввязала. Адрес дайте. И рецепт солонины, чтоб два раз не ездить.
- У Ломбарда свернёте, не доходя Бурденко, под огромной тарелкой на стене? Сразу в дверь, дверь слева.
Девочке - венок, моё слово.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (СXLVI)

.

- Утюг. Утюг... Надо написать про утюг!
- Фен, кстати советский. На ходу. Немного током бьётся - из шнура.
- А про утюг поподробнее?
- Нормальный советский утюг. Снизу сталь, крутые бока, чёрная ручка сверху. Шнур неродной, но током не бьётся.
- Заманчиво...
- Вам - бесплатно.
- Ну что Вы...Это как-то слишком. Могу меняться! Отдам-ка я Вам за утюг старую гладильную доску. Муха почти не сидела!
- У меня есть две. Зато - знаете, что нашёл? Нашёл специально для вас: нагревательный элемент для старого рефлектора - помните, такие круглые, похожие на настольную лампу. Там, как раз, на цоколе от лампы - фарфоровый конус, увитый проволокой накаливания.
- О! Вы - искуситель! Вот! Нашла! Берите устройство для подзарядки щелочного аккумулятора. Большое и гудит. Вещь! Collapse )

История про разговоры (СXLVII)

.

- На этом мероприятии караульные старушки строго смотрели – не пронёс ли кто водки.
- Эрмитажные старушки круче. Питер Устинов сказал, что если бы они сидели там в Октябре, то революции бы не было. Они просто не пустили бы матросов в Зимний. Хотя, если бы матросы сдали верхнюю одежду в гардероб...
- Они бы их и ленты пулемётные заставили бы сдать. Про маузэры я и не говорю.
- Маузеры бы оставили. Они бы проканали за сумочку.
- Не. Самые правильные бабки в русском музэе. В прошлом году кричали на подругу, пристально изучавшую духовное: "Зачем вы нюхаете! Нельзя нюхать! Не положено!".



Извините, если кого обидел