May 11th, 2006

История про разговоры (ХСIV)

.


Ему лучше молчать. Есть такие люди, которым нужно публично молчать. Может, когда он в кругу семьи, то не рассказывает жухлых анекдотов и унылых прибауток, а на экране в сочетании с рекламными майонезами - это взрывчатая смесь. Да.
- Осьпади... Он мне сразу не понравился. Попалось мне как-то пара его кулинарных текстов – и я не стал терзать его только из уважения к былым песенным заслугам.
- Почему именно песенным? Они, кажется довольно унылые. Песни-то.
- Песни просто вообще гавно. Если уж так говорить.
- Нет, если уж так говорить - песни просто полный кал.

Я хочу лежать на пляже,
Не прикрыв ничем интим.
Лето красное пропело
и природа опупела

- Бляпиздецвопще, это он?
- Полный кал. Я настаиваю.
- Ну, хорошо, хорошо, не волнуйтесь, прошу Вас. Песни - полный кал.
- Нет, не успокоюсь. Нет не успокоюсь. Кал. Кал.
- Вот. Еще один хороший человек...
- У меня работа вредная. Всюду кал.
- Боже мой, Вы таки возглавили журнал "кал народа"?
- Это давно устаревшая информация. "Кал народа" закрылся ещё в прошлом году. Я сотрудничаю с издательским домом "Облегчись!".
- Вот как. Растут люди. К вам теперь без коробочки с калом в кабинет не входи, вытолкают взашей.
- Нет. Ко мне давно так не ходят. Это при Советской власти, может, так ходили. Для коробочек у меня есть в приёмной золочёный унитаз с подносом. Этим секретарша ведает.
- (завистливо) Визиоооот... Вы крутоооой. А давно ли вы гавном в розницу торговали...


Извините, если кого обидел

История про разговоры (ХСV)

.


- Мне пришёл спам. Нет, не такой чудесный, как приходит некоторым. А ведь некоторым приходят контакты фирмы, что занимается фальшивыми воспоминаниями об отпуске. Клиенту обеспечиваются стопкой фотографий и необходимыми фактами для вранья в дружеских компаниях.
- По Сеньке и шапка. Мне прислали совершенно другой. Там сразу же была произведена публичная оферта: «Приди мой, дерзкий, приди мой смелый – приди одежды с меня сорвать». Судя по картинке, я не был бы первым – кто-то успел до меня. Одежда на девушке Лике была изрядно оборвана.
- Жди спама: О, прикрой свои бледные ноги....
Интересно - это спам чего должен быть? Суконно-валяльной фабрики? Мастерской "Свадебный саван"? Движения "Долой античность с подмостков мюзиклов"?
- Спам про слуховые аппараты: Послушай, далеко на озере Чад...
- Спам стоматолога: Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка...
- "Вы больны не мной, а я больна не вами". Но на всякий случай сделайте анализы в нашей клинике.
- Любимая сказала -это мало... Enlarge.
- На пригреве - тепло... АГВ и электрические печи.
- Но Боже мой, какая скука с больным сидеть и день и ночь... Реклама дома престарелых.
- Гляжу, поднимается медленно...Компания Пфайзер.
- Я всё-таки вмешаюсь – ничего удивительного - Бальмонт даже в школьном курсе есть. На знакомство с Константином Дмитриевичем отводится аж полурока, вторая половина урока (вернее первая) - В.Брюсов.
- Ну, я-то вырос во времена, когда Бальмонта не то, что на урок, на школьный двор покурить бы не пустили. Моя учительница говорила: «Ну, а дальше идут всякие Саши Чёрные, Андреи Белые и вообще буржуазный декаданс». И Горький автоматический продолжался Маяковским, а затем Фадеевым - дальше планка падала. Я кстати не верю, что Бальмонт остался в школьном курсе.
- А, может, это сочиняют студенты Литературного института. Больше некому.
- Ну, а мне однажды пришел такой: «Помнишь, ты в новый год просила Николая узнать о курсах английского по ускоренному методу Зилиповича. так вот, я все узнала, звони и записывайся. Не благодари меня!». Прилагался адрес и телефон.
Сначала я пыталась выяснить все про Новый год, поминутно, и поминутно - про Николая и про Зилиповича.
Стала уже бояться за свою память и за объективную реальность тоже стала бояться, но меня успокоили что такое произошло не с одной со мной.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (ХСVI)

.


- Да, у следователя нет фамилии. Я писал об этом давным-давно.
- Мне всегда казалось странным, почему Достоевский ему не дал фамилию? Забыл? Или подсознательное что? Я думаю, что всё-таки специально. В этом некоторый стиль.
Надо посмотреть протоколы его допросов – может, так же звали его следователя?
- Тут есть другая параллель. Порфирий Петрович снабжён именем и отчеством и лишён фамилии точно так же, как работники КГБ, что бродят по всем диссидентским мемуарам и представляются - "Николай Петрович" и "Сергей Михайлович".
- От Достоевского, значит, пошло?
- Нет, я думаю, что он просто интуитивно почувствовал некое свойство профессии.




Извините, если кого обидел