April 26th, 2006

История про разговоры (LХXVII)

.

- Дошло? А то у меня четыре раза выдавало ошибку.
- Дошло-дошло. И не один раз. Спасибо. Только зачем такой большой картинка прислал? Я ж на диалапе. Картиночка-то всё-таки пятнадцать мегабайт...



Извините, если кого обидел

История про разговоры (LХXVIII)

- Хорошо! Теперь понятно, почему СССР помогал Анголе, Мозамбику, Египту (насеровскому), Конго и т п... Ждал нового Ибрагима? Но вот с Петром накладки..
- Ничего себе леса в Египте...
- Моисей в тростниках вам не нравится? Ну-ну...
- Моисей в корзинке.
- Не надо ля-ля. А корзинка где - в Тюильри?
- В траве. Они на завтрак шли. На траве. В Орсэ.
- Это по другому ведомству. Миндел. А тут - явно по сиротам.
- Миндел. Миндал. Видал Миндал?
- Мандалу-шамбалу!
- Ах, оставьте все эти рерихианские штучки... лучше скажите, как вам Роман Лукич Антропов, писавший под псевдонимом Роман Добрый? Сорок восемь брошюрок про сыщика Путилина - «Квазимодо церкви Спаса на Сенной», «Гроб с двойным дном», «Ритуальное убийство девочки», «Отравление миллионерши-наследницы», «Петербургские вампиры-кровопийцы»...
- Особенно мне нравится уточнение про кровопийц. И все в 1900-1910 годах. А вы мне все суете изыски.
- Отчего же? Я ничего дамам не сую. Никогда. Это не в моих правилах. Обидно-с.
- Вот! Вы, натурально, не понимаете. Значит, я - не дама... Но зато так интереснее? Вы тоже можете начать писать под псевдонимом «княжна Кель-Крыжановская».
- И я! И я не дама! Только я по специальности - теоретик.
- То есть Колобок-Теоретик?.. Заманчиво.
- О да, я готов закатится куда угодно. Мы, теоретики, такие.
- Да, выметай потом из щелей лириков-теоретиков как ртутные шарики пылесосом.
- Нет. Мы сами уходим - когда нас перестают хвалить. И уходим очень быстро.Collapse )

История про разговоры (LХXIX)

- Огурцы кончились. А из дома я сегодня решил не выходить. У нас как-то холодно и ветрено. А уж водки у меня запас. Давно было сказано.
- Ящик трудно выпить за раз. Практически невозможно.
- А зараз и не надо. Ящик нужно ощущать за спиной, как сибирские дивизии в ноябре 1941 года. То есть, относиться, как к боевым товарищам, приближающимся из снежной тьмы.
- Трудно - все-таки, это вызов.
- Всё в нашей жизни есть вызов.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (LХXX)

- Вернулся от шведов. Они спрашивали, кого из представителей современной литературы можно перевести на шведский язык. Я сказал, что конечно, меня. Потом я отравился пироговским супом. Пришлось купить пакет молока и немедленно выпить. Но, боюсь, что местная бурда мне не наделала б вреда. Вот и вся история.
- Что был за суп? И что ж теперь будет со стаей уток? Потянутся к югу?
- Суп был солянкою. Утки отложены и учтены могучим ураганом.
- Стремительным домкратом... Да... солянка, ежели не свежа - вешь посильнее брусничной воды.
- Не то слово. Я решил выпить водки. Ну, а к этому - солянку. Она оказалась а) ледяной: б) в неё влили полстакана уксусу.
- Все ясно. Это вопрос наименования. Просто это была уксусная окрошка, традиционное блюдо стоиков, и если бы Вас предупредили, организм бы подготовился.
- Может. Я думаю, что нужно было взять сначала 200, а потом 100. И в промежутке хлебнуть поднесённый оцет. А я взял всего 100 и пытался мешать с оцетом. Господь этого бы не одобрил.
- Зато теперь оцет смешался с желчью. К третьему дню вы воскреснете по писанию. Ну, то есть возродитесь, я имею в виду.
- Я уже - я ведь не за всё человечество страдал. А так.
- По сокращенному чину, понятно. Так что, шведы будут Вас переводить? не зря хоть Вы муки приняли? Вообще, я поняла - это была пытка соляной кислотой. Да. Ну, в смысле угощения кислой солянкой. Я все не слезу с этой темы, она меня нешуточно взволновала... Но я уже успокоилась, можно сменить тему.
- Ладно-ладно. Поговорим о людоедах?
- О, давайте! Очень волнующая тема.



Извините, если кого обидел