April 18th, 2006

История про разговоры (XLIX)

- Жареный зефир - это находка. Струит Гвадалкивир.
- Это, видимо, автор насмотрелся американских фильмов. Я тоже обратил внимание: ихние скауты, попав на природу, непременно жарят над костром зефир. То ли у них зефир не той системы, то ли дети тупые.
- А в кустах, ясное дело, лежит тапир.
- В кустах лежат гризли, оцелот, скунс и хохлатый дятел. Тапир - он таки несколько южнее проживает. Через экватор.
- Нет, ты не соблюдаешь рифмы. Я для тебя специальный стишок написал:

Пионеры пьют кефир
Долго жарится зефир.
Спит в кустах большой тапир
И журчит Гвадалкивир.
Реет облачный вампир
На земле устроя тир.


Кстати, почему снайпер в спецовке сантехника. Это боевой трофей - застрелил скромного труженика коммунального фронта?
- А ты не соблюдаешь фактографического соответствия. Будда тебя накажет за сие.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (L)

.


- Ты знаешь, все ругают этого молодого человека, который с помощью какого-то робота и нехитрой стратегии надобавлял себе друзей. Я не испытываю никаких отрицательных эмоций – пусть себе. Но тут есть двойственность эстетической оценки. Вроде как человек из экспериментальных соображений украл ложечки из буфета, потом тебе признался – но осадочек…
- По-моему, его несколько раньше заприметили и он не очень ловко отмазывался.
- Это всё неважно. Теперь отмазываться всё время придётся – что за такой-то, это – который… Но всё ещё интереснее, этому молодому человеку нужно сказать спасибо за то, что он ещё раз не доказал (нам с тобой доказывать нечего – мы и так всё это сами знаем), а показал (и это очень полезно остальным), что все эти цифры ничего не стоят, популярности никакой нет, и как идеально ты их не считай – человечество что дышло.
- А что, действительно, доказывать? Вот было Вербное воскресенье – для меня особенный смысл этого праздника в том, что Спасителя, когда он едет с пальмой в руке сначала встречают радостно, а меньше чем через неделю кричат «Распни!». Я бы какой-нибудь из этих дней-между сделал бы Днём Пиарщика. Как переменилось мнение людского стада! Все эти рейтинги, понятно, нужны лишь для одного – чтобы понимать как пластично внимание общества.
- Ну, я бы вообще ратовал за уменьшение количества читателей. Это ведь великое счастье, когда ты интересен лишь немногим. Сколько нам друзей нужно – ну человек двадцать живых, тёплых. Среди них двое пьяниц. Один зануда. Пять девок, из них три – бывших. Один ученик, не всё же в Бендера играть. Это же друзья, а не деньги.



Извините, если кого обидел