April 17th, 2006

История про разговоры (XLIII)

- Привет, Березин!
- Привет, Мидянин! Деньги принёс? Или ещё что скажешь?
- Меркантильный нигадяй! Сиди вон и тихонечько радуйса общению с великим! Профаны в каждом жесте гения стремятса увидеть какой-то скрытый смысл; меж тем большой художник способен иногда просто пошалить, сделать что-то просто так... Жызне нет. Пойду-к покурю ароматического бамбуку.
- Умойся только потом.
- Ароматический бамбук не коптит. Ты путаешь его с соломою.
- Не путаю, лишь тихо радуюсь за тебя, но денег хочется не меньше. Знаешь, кстати, радостную весть? У нас оказывается, Государственная премия по литературе стала 5.000.000 рублей. Мы с Бенедиктовым ужасно обрадовались.
- Как делить будете?
- Смешно спрашиваешь. По совести, конечно. Поровну только новички делят.
- Вам, убогим, нужна опора в этом качающемса мире! Отдавайте свою добычу повелителю, и он разделит ее между вами не поровну, но по справедливости!


Извините, если кого обидел

История про разговоры (XLIV)

- Я тебя егнорирую.
- Опомнись, зачем ты это! На нас же люди смотрят! Давай, может, отойдём куда, запрёмся?
- Я егнорирую тебя публично, и мне не стыдно. И вообще: кекс ничуть не должен шокировать широкую публику. Ханжам и старым девам уже давно пора признать, что кекс - это к чаю.
- Хорошо! Я тогда поддамся тебе! Делай это! Делай! Делай пубилично! О-оо! Егнорируй меня! Прямо здесь - пока достанет тебе сил!
- Я публично делаю это уже четырнадцать с половиною минут.
- О-о! Я думал, что это прелюдия... Но ничего, делай это сильнее, да... Делай, наконец - ведь ты можешь!..
- Кто-нибудь, выведите вон пьяного.


Извините, если кого обидел

История про разговоры (XLV)

- Там на меня только благость снизошла, а здесь как раз - люди злы.
- Березин! ты - мой духовный паровоз!
- Подкинь на уголёк-то!
- Ничего не ответила ему на это рыбка.
- Дело. Это сюжет для небольшого рассказа. Про то, какой могучий литератор пропадает в книжном купце сем.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (XLVI)

.

- Березин, здравствуй, батюшко. Плохо мне. Помолись за меня...
- Приходить с лопатой?
- Нет, достаточно просто стряхнуть меня со стула.
- Приклеился?
- Замолчи, о недостойный.
- Помойся, о великий. По дороге туда, может быть, ты будешь комично смотреться в коридоре со стулом, но потом наступит несказанная радость.
- Вы забанены, нигадяй.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (XLVII)

.

- Да нет, всякий знает, откуда ты произшёл. Твой носяра тут не при чём.
- Это я - еврей?!
- Вот оно, значит, как? Пидорасов не любишь?
- А давай ему за это, брат Березин, по морде наваляем. Или выпьем с ним несколько водки.
- Но должны ли мы купить ему эту водку?
- Это уже вопрос экзистенциальный.
- "Белый аист". Я небогат.
- Имеет ли отношение "Белый аист" к "Беовульфу"?
- Ты злой человек, Березин; а то, что ты в четверг опрометью бежал от нас с Джаббою и Бенедиктовым в баню, я тебе вообще никогда не прощу.
- Я злой? Я звал тебя, но предпочёл грязь и немытость. Все вопросы к доктору Лектору!
- Доктору фамилия была Лектер.
- Это у вашего, может, лечащего доктора была такая фамилия. Или, может, его вообще Студебеккер завали. Но зачем вы это нам хотите сообщить?


Извините, если кого обидел

История про разговоры (XLVIII)

- Ещё у Доренко мне очеень онрилас логическа цепочка утержений - он новый Геель с синтезом, но бз анализа
- По-моему, уже дважды сходил на кухню со всеми вытекающими.
- итай лучше пост ,олигах - у меня несатье У мммня взбссслст радиокклавитруа.
- Горе, горе персам. Доренко мне напоминает образцового имперского пропагандиста без воззрений, но со стажем в несколько жизней. "Третий был без имени, но со стажем в полторы тыщи лет" – это давнее пророчество.
- Садовый Вар, верни мои легионы!



Извините, если кого обидел