April 11th, 2006

История про разговоры (VIII)

- Подождите! Вы проговорились - я только что, как настоящий исследователь долложил urbi et orbi, что ваши друзья так же (если это возможно) умны, как и вы. А вы тут же их сдали - неуверенным тоном и страшными допущениями.
- Да про высокое... А кто на даче о высоком говорил, а?
- Передергиваете: где написано, что говорили о высоком? Написано, только то, что дача идеальная. Говорили о прекрасном, а не о высоком. О сиськах и жопах. Вот так-то!
Вы ведь, Березин, тоже хотите с нами выпить?



Извините, если кого обидел

История про разговоры (IX)

- В этой местности знают технологию нерассыпающихся куличиков из песка. Да и разве рабби Лёв делал Голема для себя? Он его для людей делал - защищать евреев. Ну, и иногда советы давать бен Бецалелю - наверное, в области пересыпания песчинок в часах?
- Вот это-то повсеместный и понятный список желаний, что есть у каждого. Дать кому в глаз и смотреть на циферблат песочных часов. Кстати, что дальше с ним было - непонятно. Может Голем просто попал под танк?
- Наверняка, под танк - хотя Жижка и считается изобретателем ""бронетранспортера"", то бишь, укрытия в виде плетеной повозки для таборитов, но Голема прикончил его же создатель, как и положено всем создателям.
- Я думаю, что всё было так. Голем испугался и проглотил табличку. В летаргическом сне он проспалдолгое время в подвале и видел только сапоги в окошке - сначала марширующие австрийские, потом разбитые сапоги пленных чехословаков, вернувшихся на родину, потом немецкие хромовые сапоги, потом пробежку власовцев, затем грохот советских кирзовых. Он погружался в забытьё, и вот в подвале прорвало трубу. Голем вылез на августовское солнце, щурясь и почёсываясь. И тут на него наехал танк т-62 гвардии старшего сержанта Нигматулина, и жизнь Голема прекратилась окончательно.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (X)

- Если бы я был настоящим глобалистом, то носил бы в кармане глобус на цепочке. Небольшой, но увесистый. И если бы кто из антиглобалистов только руку занёс, только яйца свои шелудивые откуда-то начал доставать, то того глобусом-кистенём в лоб.
И молодые люди меня бы опасались, и шушукались перед прессконференциями: «Вы робя, этого дядьку бойтесь, как шмякнет в лоб, сразу прибегут японские городовые, Киотский протокол составят».
- Эти, которые «анти», они хитрые. Они яйца издалека кидают. А такая длинная цепочка в карман не влезет.
- Да, упадок честных поединков, да.
- Так и до товарища-маузера можно дойти.
- Нет, Маузер - не наш метод. Если достанешь Маузер, то не в глобалисты запишут, а в сионисты... Маузер! Фамилия какая-то не Православная.
- За Маузера ответить придётся. Впрочем, да - Глобус тоже неважное название.
- Брызгалка - тоже чех какой-то. Не говоря о Сметане.
- В общем, есть над чем поработать.




Извините, если кого обидел

История про разговоры (XI)

- Что вы кричите, как Завулон в лифте. Может, с вами всё обойдётся.
- Завулон в лифте еще курил и находился с собакою. Премерзейший пример подрастающему, извините за выражение, поколению.
- Это просто у нас жизнь тяжёлая. Мы не всегда хорошо питаемся и мало спим.
- Я всегда хорошо питаюсь, но сплю да, омерзительно недостаточно.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (XII)

- Отчего ж нам не оценить теперь разницы между Gusano Rojo и Miguel de la Mezcal? Поскольку мы с тобой всё время пьём Monte Alban, кажется, что должно быть разнообразие - а глянешь в лабазы, только его и найдёшь. Впрочем, в моём районе лабазы известно какие. Дикий народ.
- Зачем тебе разнообразие? Вот так в вечных поисках лучшего мы теряем хорошее. Монте-Альбан - отличный мескаль, чего же боле?
- Это ведь как с девками - попробовав одну, и уверившись в её совершенной прелести, не оставляет интерес: как там? Что там? И как ещё?
- По секрету скажу тебе как эксперт, там практически все то же самое. Разница в неуловимых тонкостях.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (XIII)

- Станиславский пиздобол. Я всегда больше Немировича-Данченко любил.
- Зато у него система была. Не каждый может похвастаться, да.
- Ну и что. Вон у Менделеева тоже была система, несмоторя на то, что еврей.
- Ну, Менделеев чемоданы делал - после этого ему всё позволено. Мы ж про нормальных людей говорим.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (XIV)

- Ответят ли они все вместе за то, к чему приучили? Или за тех, кого проучили?
- Нет, за то, как научили.
- Это, кажется, очень печальная история.
- Но такие истории не учат ничему хорошему. Они учат только как не надо поступать, и то эффект обычно ненадежный.
- Ну всё равно, они - свет, а всё остальное - тьма. А если век жить, так и учиться не надо. Это такой резкий дальнобойный свет, как у вынырнувшего из-за угла ночного автобуса. От него долго слепит глаза и можно свалиться в кювет. И он мешает видеть другой свет - невечерний и тихий, которого на самом деле вокруг много. Но если достаточно долго просидеть в кювете, то можно уидеть многое. То, как труп водителя несут мимо тебя дорожные полицейские и медики из амбуланс. Как пастух гонит стадо на поле и смотреть, как чередуется рассвет с закатом. В кювете хорошо. Я бы там до пенсии сидел.
- Ну, если Вы один выходите на дорогу, то можно себе это позволить.Потому что одно дело смотреть, как несут на носилках вчерашнее солнце, а другое - видеть, как у живых и близких дымятся раны.
- Мне-то собственно, ничего не нужно. Это проблемы сродни тем, что бывают со здоровьем у человека. Сначала говорят "до свадьбы заживёт", и действительно заживает.
А потом свадьбы давно уже кончились, на руках - старческая гречка, и говорить нечего.



Извините, если кого обидел

История про разговоры (XVI)

- Как сами-то? Живы?
- Починил, с Божей помощью. Оказалось, ещё перегорела лампочка в ванной. Начал менять - вывалился плафон. Привернул плафон, вставил лампочку. Начал в сливе ковыряться - тут и засор с чистящей щёлочью соединился - вода течёт, заглядение. Главное, чтобы щёлочь не проела дырку вниз к соседям. А то, может, вся эта радостная вода к ним с потолка хлещет.
А вы говорите - ветер, ветер!
- Зловеще звучит. Надеюсь у соседей все в порядке. А у меня тут знаете, какая музыка? И ветер, и вода льется на карнизы. А вот сейчас собаки завыли во дворе.



Извините, если кого обидел