April 6th, 2006

История про Плейшнера (дополнительная)

Я склонен считать прототипом известного неумелого лыжника Шлага - пастора Нимёллера, довольно известного в СССР и в мире. Большая часть людей на свете знает Немеллера по знаменитому афоризму, что повторяется на разные лады - «Когда пришли за коммунистами, я промолчал, ведь я не коммунист. Когда пришли за социалистами, когда пришли за евреями… etc. Когда пришли за мной, то уже некому было протестовать».
Но дело не в этом - пастор Нимёллер был очень интересной фигурой. Во время Первой мировой войны он служил офицером-подводником и чуть не утопил пароход, на котором плыл Альберт Швейцер. Потом Нимёллер написал книжку "От капитана подлодки до пастора" и долго был вполне комплиментарен гитлеровскому режиму - вплоть до знаменитой проповеди 1937 года, но накануне ареста пастор ещё съездил в Америку - и вернулся. После войны он был в Москве - сохранились его восторженные отзывы о Москве 1952 года, а в 1967 получил Ленинскую премию мира. Но даже "Радио Свобода" несколько странно обходится с фразой "В свое время Нимёллер и сам состоял в нацистской партии" - по-моему, Немеллер был в молодости членом какой-то правой партии, а членом НСДАП был его брат.
Впрочем, не в этом дело - я показываю, как несколько иначе работает цитата, что превратилась в лозунг. Сейчас, правда, пастору припомнили и иную цитату - "Мы видим высокоодаренный народ, вырабатывающий идеи для блага всего мира, но когда все это отравлено ложью, то приносит ему только презрение и ненависть, потому что время от времени мир замечает обман и по-своему мстит за это".
Израильские публицисты упрекали его в антисемитизме, а иные – находили некоторую сервильность в его довоенной и послевоенной деятельности.
Готового и окончательного суждения по этому поводу нет. Речь, конечно, не о том, чтобы развенчать миф, и даже не о том, чтобы понять – миф это или историческая правда. Речь об общественных стереотипах – одна и та же верная фраза воспринимается по-разному в устах бескомпромиссного борца с тоталитаризмом и части этого режима.
Я ничего не хочу сказать плохого о покойном пасторе.
Мы имеем дело с моделью, с отвлечённым суждением, (так что прочь от Нимёллера) - вот в Москве ждут Фестиваль молодёжи. а по переулкам бредёт чудом уцелевший, с выбитыми зубами, Генрих Ягода и бормочет о несправедливостях. Его вытащил из застенков генсек Берия, что начал бороться со сталинским произволом (Теперь об этом можно говорить - знаменитому кавказцу на Новодевичьем давно поставлен двухцветный памятник работы знаменитого скульптора)...
Кстати, в нашей реальности Ягоде отказано в пересмотре дела, хотя родственники регулярно подавали прошения - и он остался троцкистом и сотрудником иностранных разведок.
Да и Берия так и остался английским шпионом.
Английский шпион, да.



Извините, если кого обидел