March 9th, 2006

История про налимов и сомов.

Теперь, после женских пьяных дней, самое время рассказать про налима. Дело в том, что в 1885 году Антон Павлович чехов приехал в подмосковную усадьбу Бабкино, принадлежавшую Киселёву. Плотники там ставили купальню и ставили её долго, и, между делом, наткнулись на большую рыбину. В результате Чехов написал рассказ «Налим».
История с ловлей рыбы мужиками, история хлопотливого дела, история со взмахами топора повторяется потом в русской литературе. Но если у Чехова она была фарсам, то у Горького она вернётся трагедией «Клим не видел темненького. Он не верил в сома, который любит гречневую кашу. Но он видел, что все вокруг - верят, даже Туробоев и, кажется, Лютов. Должно быть, глазам было больно смотреть на сверкающую воду, но все смотрели упорно, как бы стараясь проникнуть до дна реки. Это на минуту смутило Самгина: а - вдруг?" И так же, как у Чехова, большая рыбина уйдёт восвояси, закричит мужик:
- Не попал, господа! Острамился, простите Христа ради! Ошибся маленько, в головину метил ему, а - мимо! Понимаете вещь? Ах, отцы святые, а?
"У него даже голос от огорчения стал другой, высокий, жалобно звенящий, а оплывшее лицо сузилось и выражало искреннейшее горе. По вискам, по лбу, из-под глаз струились капли воды, как будто все его лицо вспотело слезами, светлые глаза его блестели сконфуженно и виновато. Он выжимал воду с волос головы и бороды горстью, брызгал на песок, на подолы девиц и тоскливо выкрикивал:
- Громадный, пуда на четыре с лишком! Бык, а не сом, ей-богу! Усы - вот!
И хромой отмерил руками в воздухе вершков двенадцать.
"Я ошибся, - подумал Клим. - Он видел сома".
- Стоит на дне на самом; вижу - задумался, усищи шевелятся, - горченно и восторженно рассказывал хромой.
- Каков, а? - тоже с восторгом крикнул Лютов.
- Отлично играет, - подтвердил Туробоев, улыбаясь, и вынул маленький умажник желтой кожи. Лютов удержал его руку:
- Извините, эта затея моя!
Лидия смотрела, на мужика, брезгливо сжав губы, хмурясь, Варавка - с любопытством, Алина - растерянно спрашивала всех:
- Но ведь был сом? Был или нет? Клим отошел в сторону, чувствуя себя дважды обманутым…
- Ж-жулик, - кричал Лютов. - Где... где сом?
- И - я его...
- Сома?
- Промахнулся...
- Где сом?
- Он - живет...».

.Горький придумал эту сцену, (вертится слово «знаковую» как главную сцену разговора русской интеллигенции с народом. Лучше не придумаешь.
То, что начинается налимом, кончается сомом.
Так вот, налим - рыба особая, единственный родственник трески, что живёт в европейских водоёмах. У налима на подбородке растёт единственный ус – и именно это отличает его от малого сома, с его тремя парами усов.
Налим хорошо идёт на мёртвую рыбку, он любит запах крови, жрёт окружную мелось нещадно, не брезгуя личинками насекомых, раковым семейством и лягушками. Он брезгует спиннингом. Но главное, он любит холодную воду. Это вам не теплолюбивый сом.
Именно поэтому его чуть не поймали жарким летом чеховские герои – налим, как только наступит жара, впадает в спячку, сидит под корягой или среди камней. Оттого и лапает его руками случайный человек. Говорят, что видели огромных тяжёлых налимов, но обычно вес его невелик – и когда Ефим кричит о знатном налиме, что фунтов на десять будет – он лишь немного приукрашивает действительность.
Нерест налима в декабре и длится, бывает, и до марта.
Рыбоведы Колендович и Залевски пишут: «При ловле плотвы попадается и густера. Рыбача на леща, можно поймать и густеру, а иногда и голавля. В месте ловли подуста может появиться и рыбец. Но вот с рыбалки на налима никогда не приносят никакой другой рыбы. Почему? Причина кроется во времени рыбалки – чаще всего это поздний вечер, предрассветная пора, а иногда даже середина ночи»… Поэтому налима не поймать человеку дня – эта рыба особая, ночной гость неудобной промозглой погоды.
Несбыточное счастье русской интеллигенции.


Извините, если кого обидел

История про дно.

Был один странный год, который состоял, казалось, из сплошного лета. Тогда ходил я пить пиво к палатке на углу. Там все были знакомы. Было мне с пивунами пива покойно, потому что существовал в наших разговорах жёсткий кодекс поведения.
- Это дно, - говорила моя подруга. – А на дне всегда легко. На дне всегда просто, потому что ниже не опуститься, на то оно и дно.


Извините, если кого обидел