February 25th, 2006

История про сексуальную революцию.

Зазвали в телевизор поговорить о сексуальной революции.
Сексуальная революция – довольно странный термин. В нашей стране, с особым революционным прошлым сразу представляются стихи – бежит солдат, бежит матрос – гандон кидает на ходу.

Никто не знает, в чем, собственно эта революция. Если в том, что те, слова, что я читал на заборе, стали писать в газетах – да, это так. Что контрацептивы стали доступнее – это правда. Что теперь не нужно вкладывать фиолетовую двадцатипятирублёвую бумажку в паспорт, чтобы, путешествуя со своей девушкой, снять номер вместе в гостинице.
Так вот – говорили о сексе всегда. Писать, кроме как на заборах, стали недавно.
Я вот помню, как это начиналось - надо тут выложить слово о "Эпохе великих порнографических открытий" (с).
Так вот, что увеличилось количество половых актов в единицу времени – вряд ли.
Я учился в то самое советское время в обычной советской школе. Несмотря на обычность, раз в год полтора дестятка старшеклассников ездили в Берлин, разумеется, Берлин был восточный, столица ГДР.
Рассказы вернувшихся напоминали рассказы Морехода Гостиннику – о псоглавцах и утопиях. Среди них была удивительная история, о том, что ГДР была более сексуальной, чем ФРГ.
И всё от того, что там, на Западе, нужно было бороться за выживание, много работать, а развитой социализм как раз провоцировал радостную еблю.
Акутагава в дневнике как-то записал, что для идеальной любви прежде всего нужно время. Вспомните любовников прошлого - Вертера, Ромео, Тристана, - говорил он - все они были люди праздные...
А теперь исчез страх перед парткомом – но появились смертельные болезни и совершенно иной оттенок приобрела нужда.
В фильме «Москва», снятом Зельдовичем по сценарию Сорокина, есть такое место – сороколетние сидят в кафе и, разглядывая молодёжь, вспоминают молодость. «И трахались мы больше, чем они» - заключают сорокалетние длинный ностальгический список.
Кстати, с эти словом связан миф о целомудрии русской литературы – из того, что слову «ебаться» все заменители неловкие, типа пресловутого «трахаться» - выводят целомудрие образ русской литературы. Но в ней полно эротических сцен, да таких, что по художественной силе сильнее любого западного фильма соответствующей категории.
Впрочем, я купил водки и опят и збыл всё это как кошмарный сон.


Извините, если кого обидел