February 13th, 2006

История про детскую игру.

С детства меня волновала присказка из одной детской игры. По-моему, она жутко мистическая – что-то в ней есть от настоящего заклинания, не сказочного, страшного, настоящего:
- Море волнуется - раз, море волнуется - два, море волнуется - три!


Извините, если кого обидел

История про рецензии (1)

С рецензиями ещё интересно вот что: безотносительно формы (об этом можно поговорить и потом) рецензии делятся по цели.
Внутренние - отвечающие на вопрос, что дальше делать с текстом. Это не обязательно рецензхии в издательстве, но и результат работы рецензентов на многочисленных конкурсах.
Рекламные (антирекламные) - отвечающие на вопрос купить-не-купить текст. Хотя весь мой опыт говорит, что газетно-журнальная рецензия вообще никак не влияет на объёмы продаж книг. Говорить про рекламные рецензии не интересно - они похожи на тосты в гостях у тёщи. Они, кажется, написаны одинаково, и даже набраны одним и тем же шрифтом (с).
Литературные рецензии - это эссе, притворившиеся рецензиями. Тут всё дело в том, как её написать - иногда автор начинает вспоминать сладостные мгновения жизни, утрату невинности, или награждение орденом. А иногда он пишет самостоятельный текст, имеющий отправной точкой книгу - то есть, текст оказывается шире, чем объяснение, что это за книга, да иногда и шире самой книги. Некоторые объекты рецензий нам известны только благодаря тому, что про них написал Пушкин. Спустя сто лет Оруэлл пишет чудесные рецензии, вполне самостоятельные эссе - начнёт про то, молоко ли лить в чай, чай ли в молоко - а закончит тем, что придёт тирания и откусит всем головы по самый хвост.
Литературная рецензия хорошо читается после книги - как закуска.
Этих чувств рецензента бояться не надо - хорошо написал, чемсть ему и хвала, оказались его рефлексии никому не интересными - вон, прочь газету со стола. Всего-то делов.
Есть ещё один тип рецензий. Я только что рассказывал о нём, процитировав даже сказку про Великого Завистника.
Книг стало много, а нашей жизни - обидно мало.
Чеверть века назад можно было читать весь толстстый журнал, да что там - я знавал людей, что читали все толстые журналы. Что-то, конечно выпадало из полного списка - какая-нибудь "Литературная Грузия" (вполне тогда интересное и фрондёрское в чем-то издание), но - все московские были в обойме чтения. Сейчас никто, даже критик Н., не может себе этого позволить.
И вот рецензен оказывается не только зазывалой, а просто пересказчиком. Нужно ввести в рецензию одну-две метафоры, их будут повторять, а страницы книги никто не раскроет, даже если она всё-таки куплена. Вместо долгих ссылок на французскую философию можно использовать знаменитую фразу Пелевина о банде конокрадов - больше ниченго не нужно.
Понятно, что никаких "объективных" рецензий нет.
Впрочем, есть одна форма - называется "выходные данные". Из них можно узнать ISBN, количество страниц, издателя... Да только всё равно с тиражом все врут - такое время.

Есть ещё одна интересная история - рефлексия второго и третьего порядка. Но это совсем иная история.









Извините, если кого обидел