November 21st, 2005

История про высокое призвание литературы и искусства.

Я редко озадачиваю читателей просьбами, но вот что хотел попосить.
Нет ли у кого книги
Хрущев Н.С. Высокое призвание литературы и искусства. М.: Правда, 1963. - 248 с.

Можно на время, причём в любом случае я обязуюсь подарить за это каких-нибудь интересных печатных изданий не на время, а навсегда.
Если вы знаете, где в Сети могут быть выложены отдельно фрагменты этой книги (там собраны речи Хрущёва начиная с тридцатых годов - и понятное дело, до 1964), то я тоже буду премного благодарен.

Извините, если кого обидел

История про Украину. (I)

Я думаю, что сейчас начнут вспоминать Оранжевую революцию.
Это, кстати, какое-то скотское свойство цивилизации - вспоминать о чём-то принято только во время юбилеев. Это мня всегда раздражало, как адепта покойников - ведь не напечатаешь текст об истлевшем хорошем человеке (равно, как и мерзавце) если календарь не показал по этому поводу круглую дату.
Так вот, Оранжевая революция для меня была очень интересным опытом и позволила сформулировать для себя несколько очень важных мыслей, выходящих за рамки конкретного политического события - при том, что я сиде как сыч на своих тверских-ямских.
Тут ключевые слова "для себя" - потому что у меня были свои отношения с городом Киевом. Причём я проживал в матери городов русских, славном Киеве ровно два раза.
Первый и единственный раз до весны этого года был я в Киеве на чернобыльские денёчки - девятнадцать лет назад. Уже дозиметр ДП-5б, наверное, сняли с вооружения, да и что там - если бы я завёл роман тогда, то его ощутимый результат, как говорил один мой друг "вполне е..омым".
Киевляене спросили меня, сильно ли изменился город. Я отвечал, что я не узнаю вообще ничего. Этот город был вообще другим - и только мой небесный патрон всё так же хмуро глядел через реку - на зону отдыха.
В этом апреле город Киев был чист и тёпл.
Он был чист - правда, как мне объяснили, это всё из-за того, что Киев очень холмист, и всякая грязь, недолго думая, стекает в Днепр.
Видел там огромную Родину-Мать с вечносеребряным гербом Советского Союза на щите. Мать стояла на фоне серого неба и белёсого тумана. Рядом была Лавра, и ухал беспокойно колокол. В военном музее поступили остроумно - плата за входной билет была маленькой, а вот за экскурсионное обслуживание - втрое большей. Для того, чтобы граждане жаждали экскурсовода, перед могучей техникой оторвали все таблички со специальных столбиков. Столбики стояли как разжалованные офицеры с сорванными погонами.
Но лил дождь, и не было никого - ни экскурсовода, ни кассира. Один я таращился в диковатые формы советских танков пятидесятых годов.
Таков был Киев.

Пожалуй, я напишу это сегодня.
А впрочем, пойду-ка я посплю, наконец.


Извините, если кого обидел

История про Украину. (II)

Итак, сухим и чистым апрелем гулял я по Киеву. При этом много думал о жизни и смерти Потом отчего-то начал думать про Украину.
Очень часто москаль начинает издеваться над украинским языком - и если он подтрунивает, то есть шутит с любовью, то шутка выходит. А вот если нет любви к людям, не получается какая-то дрянь - что-то ужасно неэстетичне. Будто тысячу раз рассказанный анекдот о сале.
Отношение многих русских к Украине ревностное, как у родителей – к взрослым детям, что стали жить отдельно. И эти дети уж не спрашивают совета, переменить ли место работы или нет.
Для меня было главным - сосредоточится на личном. Так вышло, что друзья у меня есть только в Симферополе и Харькове. Нет, дед мой лежит в Ужгороде, справа от танка, и давно стал частью територии суверенной Украины. Но в Ужгороде у меня друзей нет.
Поэтому я всегда думаю, отвлекаясь от геополитики - что думают близкие мне люди. Дело мне нет до аналитическиих статей - главное персональный выбор тех, кому доверяешь.
Поэтому ко всем - и тем, кто был оранжевым, и тем кто был бело-голубым, я отношусь с пониманием.
Поэтому год назад я доверял не сколько авторитетным газетам, сколько людям, что ручались своим словом за рассказ.
Как сказал один человек, понимавший толк в своевременных знаниях: «Что касается моих информаторов, то, уверяю Вас, это очень честные и скромные люди, которые выполняют свои обязанности аккуратно и не имеют намерения оскорбить кого-либо. Эти люди многократно проверены нами на деле».
В этом смысле показательна была история про спецназ на Крещатике.


Извините, если кого обидел