November 18th, 2005

История про семью. Ну, и немного про Есенина.

Вот и настал последний день.
Сегодня Есенина убьют.
Меня, правда, в связи с этим другое тревожит - как все уже знают, этот сериал - семейный подряд. Все в кадре. И жена, и отец, и прочие родственники. Дружбаны опять же сбежались, подруги по прежним фильмам.
Мне рассказали, что даже имя актёр получил в честь Есенина.
Говорят так же, что там, в семье, целый культ поэта.
Если это так, то я серьёзно боюсь сегодняшней серии. Не имеем ли мы дело с документальным кино, то есть, с настоящим вживанием в образ.
Не обступит ли актёра толпа домочадцев, до времени притворявшаяся съёмочной группой, не ёбнут ли его канделябром в лоб (со слезами на глазах, разумеется, но ведь так надо) - и не потащат к трубе парового отопления.
Напрасно будет кричать актёр про Россию и жидов, напрасно он будет звать на помощь - вольют ему в раскрытый от ужаса рот бутылку водки, и он затихнет.
Дёрнут родственники его за ноги для верности, выйдут на воздух, на Певческий мост и заплачут.
А потом позовут штатного фотографа Ниппель... Наппель... не важно - для съёмок трупа. Кликнут и скульптора с гипсом для снятия маски.
И круг замкнётся.
Вот чего я боюсь.




Извините, если кого обидел

История про оптимизм.

Знаете, что мне внушает оптимизм?
Не знаете? Так это то, что все последние посты про Есенина собрали меньше комментариев, чем короткая история про московских деятелей лесопаркового хозяйства, что сопя, делают дупла для филинов.
Я вообще в такие минуты очень люблю мир. В нашем мире, полном халтуры и мерзости, в мире упырей и политических мерзавцев сидят лесники и мастерят дупла для филинов. Очень были озабочены дуплами, рассказывают об этом хмуро, без веселья.
Потому что непонятно, хорошие ли выйдут дупла, понравятся ли филинам – и заспорили о дуплах люди, а не о том, как именно Есенина убили.
История с дуплами на минуту примирила меня с действительностью.

А ведь история с Есениным очень поуказательна, и говорит о человечестве не очень хорошо.
Однажды я писал рецензию на огромный справочник по астрономии. В этой книге, в частности говорилось: «Мистическое истолкование природы НЛО тесно смыкается с психологическим. Согласно последнему, «летающие тарелки» – проявление неких свойств массового сознания. Неизвестно, существуют НЛО в реальности или являются галлюцинациями, но большинство людей с интересом и доверием встречают сообщения о пришельцах.
Та готовность, с которой некоторые люди согласны признать «летающую тарелку» даже в обычной Луне, свидетельствует о том, что они подсознательно хотят встречи с НЛО. Доказательств возможности массового гипноза множество: инквизиция, средневековая всенародная охота на «ведьм» тоталитарные режимы ХХ в. Знаменитый психолог и психиатр Карл Юнг называл «летающие тарелки» «узорами» беспричинного первобытного страха, обитающего в глубинах подсознания и находящего выход в таинственных видениях».

Меня это заинтересовало, и я пришёл к своему другу в ГАИШ. Оказалось, что действительно, полетит вверх очередная жестянка с героями, объявят в газетах - сразу же наступает великий час НЛО. Появится на экране маленький и ушастый, забормочет: "Да пребудет с вами сила!" - и действительно, с новой силой засуетятся наблюдатели. Повиснут на телефонах, глядя в небо.
Но есть и другая теория - о том, что конспирологическое и необычайное плодится в критические моменты истории. Говорят, что дело не в космической гонке, а во войне во Вьетнам, а обилие уфологов в 1989-91 это уж понятно что - конец мечте, страну проебали.
Поэтому я очень тревожился - может, вся эта конспирология знак мне - хватай мешки, вокзал отходит. Приближается мор и глад, грипп летит на птичьих перьях, а так же гражданская война с последующим отделением Татарстана.
Но нет, про филинов людям интереснее.
Это мне очень нравится.

Извините, если кого обидел

История про конец.

Поставил я водки на стол и принялся про Есенина смотреть.
А там коммунисты суетятся, Бениславская вдрызг напилась, Есенин набил морду Кручёных. Собирается в Питер.
Одна Анна Адамовна хранит спокойствие - недаром жена чекиста.
Надо водки выпить.
А тут дела творятся - горше редьки. В "Англетер" пришёл Эрлих и спиздил у Есенина наган. Вот беда-то какая.
А тут и Блюмкин в кожаном пальто, что Штирлиц твой в номер входит.
Есенину делать уже нечего - начал на гармонике играть.
Тут и драка! Есенин, ка настоящий русский человек начал драться гармонью. У всех оружие выбил, чуть не спасся - но тут его канделябром приложили. Слово-то какое - канделябр... Сразу видно - не русское. Ну, и, натурально, хрипы и крики:
- Есенин! А, Есенин? Ты меня слышишь?
Есенин:
- Ох, слышу, да плохо.
Блюмкин:
- Ты, брат, не горюй. Мы сейчас тебя удавим. Постой!.. Вот... Вот... Вот...
Первый чекист:
- Вот сюда, вот еще! Так! Так! Так! Ну-ка еще... Ну, теперь готово!
Блюмкин:
- Теперь готово!
Второй чекист:
- Господи, благослови!

Пиздец! А в 1985 году грохнули милицейского подполковника! Убили полковника, как будто половником, убили и этого, по форме одетого... И архивистка не узнает, и у кино обледенеет, и будет карточка пылиться... Я же говорил "Цареубийца" Шахназрова в полном объёме.
И здесь героя моего, в минуту, злую для него, читатель, мы теперь оставим, надолго... навсегда. За ним довольно мы путем одним бродили по свету. Поздравим друг друга с берегом. Ура! Давно б (не правда ли?) пора!

Извините, если кого обидел

История про телеграмму

Я понял в чём дело - чекисты искали Главную Телеграмму.
Ту самую, которую много раз потом приносили разным людям.
Стучали в семь утра в дверь:
- Откройте, телеграмма!
А Есенин до последнего стоял, только через мой труп говорил.
Отняли они телеграмму, и начался Красный Террор.
А не спиздил бы Эрлих есенинский наган - никакого террора бы не было. Вот.


Извините, если кого обидел