November 3rd, 2005

История про Есенина - разумеется , ещё одна.

Многие, конечно, интересуются - за что именно Есенина убили.

Позволю себе процитировать собственную статью в Zeitschrift Psychoanalitik. Так вот: "Одним из наиболее развитых в СССР мифологических культов был образ вождя. Постепенно освобождаясь от человеческих черт, он становился похож на персонажа Comedia del Arte. Внутренняя жизнь заменялась иконографическими качествами.В этом смысле интересна ранняя лениниана, то есть произведения о Ленине двадцатых годов, и в частности то, что писал о Ленине Есенин. Достаточно показательно в этом смысле стихотворение «Ленин» (Отрывок из .поэмы «Гуляй-поле»). Приведем следующую цитату:

И не носил он тех волос,

Что льют успех на женщин томных, -

Он с лысиною, как поднос,

Глядел скромней из самых скромных.

Застенчивый, простой и милый,

Он вроде сфинкса предо мной.

<1924>

Сфинкс, как это и принято в мифологическом каноне, таит в себе смертельную загадку, он не может быть ни застенчивым, ни простым. ни милым. Сплеча голов он не рубил - несколько преувеличенная строка, скорее рискованная метафора, даже для 1924 года. И наконец, сравнение лысины вождя с подносом - последняя капля. Строй «наивных», или иначе «примитивистских» образов снижают канонизируемый образ. Власть не включает в ряд своих обязательных мифологических образов юмор. Образ вождя странен, Ленин может «заразительно смеяться», но никто не может припомнить его юмора. Смеху всегда сопутствует беспощадность, высмеивание. Обратимся к иному герою Есенина, впрочем также историческому персонажу. Ставший одним из мифов гражданской войны, Нестор Иванович Махно потерял у Есенина не только имя и отчество, довоенный и послевоенный отрезки биографии, но и стал объектом интерпретации. Есенин не только «скрывает» за анаграммой его фамилию, но и придаёт хозяину Гуляй-поля черты благородного разбойника.

Отрывок, как известно, часть поэмы «Гуляй-поле», считавшейся написанной в 1924 году, и насчитывавшей более 1500 строк. Впрочем, прообразом текста была знаменитая «Страна негодяев». Итак, цепочка «Пугачев» - «Страна негодяев» - «Гуляй-поле». Однако, постепенно обнаруживается абсурдное изображение разбоя Номаха.


Красноармеец (вбегая в салон-вагон)

Несчастие! Несчастие!

Все

(вперебой)

Что такое?..

Что случилось,

Что такое?..

Красноармеец

Комендант убит.

Вагон взорван.

Золото ограблено.

Я ранен.

Несчастие! Несчастие!

Понятно, что на этот текст повлияло знакомство Есеннина с Даниилом Хармсом. (Вначеле предполагалась совместная работа над поэмой, но этому помешала высылка Троцкого в Алма-Ату. Тем не менее, персонажи «Страны негодяев» ведут себя так, будто эта пьеса вышла из-под пера ОБЭРИУтов. Они вскрикивают, произносят многозначительные реплики, говорят то прозой, то стихами. Повстанцы сидят в «тайном притоне, где паролем служит фраза «Авдотья, подними подол», и тому подобное. Свой вариант после неудавшегося соавторства Даниил Хармс использовал в «Ваньке-встаньке»:

- входит барабанщик небольшого роста -

ах как же это можно?

я знал заранее

- взял две ложки -

- Вы изранены. -

- зановесь -

За это и убили - чтобы не создал эпического полотна, воспевающего восстание против коммунистов, вождя которых он сравнил с подносом.



Извините, если кого обидел