November 1st, 2005

История про сны Березина № 181.

Мне приснился двор моего детства – я гляжу на него из окна и слышу клёкот вертолёта.
Действительно, летает вокруг вертолёт, похожий на крокодила – но не он. Странный такой вертолёт.
Судя по всему, он за кем-то охотится. За кем - не ясно, но в какой-то момент от него отделяется ракета, похожая на увеличенный дротик для дартса и начинает движение к соседнему подъезду.
Дом сотрясает взрыв, и откуда-то мы знаем, что это уничтожают квартиру с инсургентами. Я выглядываю на балкон, но тут же с ужасом обнаруживаю, что балкон после взрыва держится на одном металлическом пруте, ходит взад-вперёд, кренится на бок как строительная люлька. Я, не дыша, ползу обратно.
Краем глаза я вижу, что настоящая люлька с малярами отвалилась, и они, как чеснок в деревенском доме, висят гроздью на тросе.
- Чё, худо совсем? – спрашиваю я их.
- Не, - отвечают они, тряся рыжими пластмассовыми касками. – Ничего. Только охуели маленько.
Я забираюсь обратно в комнату и начинаю думать – чинить ли балкон, или хрен с ним – пусть развалится окончательно. Отпилю металлические штыри, торчащие из стены, да и сделаю из этого сталинского балкона французский.
Что в итоге произошло с инсургентами – неизвестно.

Да и хрен бы с ними – потому что сон уже перемещает меня в провинцию – туда, где производят автомобили «Жигули». Но это не то место, где производят настоящие «Жигули», да и не «Жигули» это вовсе, а какая-то машина, внешне очень похожая на красную «восьмёрку» с тонированными стёклами, да такую, что всякий, глянув, говорит что-то вроде:
- Ох! Ну ни хуя ж себе?! Это ж просто ёб твою мать, что такое!
И, произнося такие нехорошие слова, хочет показать тем самым, что таких вещей раньше в жизни не видел, и подозревать об их существовании не мог.

Извините, если кого обидел

История про Есенина.

Раз спросил Менделееву Белый:
- Отчего вы в любви неумелы?
Но рассерженный Блок
Вырвал Белому клок -
Так его это, видно, задело.


А я тут смотрел сериал, где повсюду бегает Саша Белый и всем героев улыбается, будто подпиздил у них у всех денег.
В самом начале видел такую сцену: подваливает Есенин с бланшем под глазом на Пряжку. Смотрю - знакомая вроде мемориальная квартира, догадываюсь, к кому пришёл, тем более, меня не в капусте нашли, тоже книжки читал.
Тут Саша Белый и говорит сидящему за столом:
- Здравствуйте, мне сказали, что вы - король поэтов...
Ну, думаю, это Блок уехал к Менделеевой, а у него в квартире сидит Северянин.
Да и то, правда, он какой-то малокурчавый.
Ну в этот момент Есенин раздухарился, и ну читать стихи. Оказалось, всё-таки, к Блоку он пришёл. Тут открывается дверь, и в комнату входит Бугаев - точь-в-точь. Я даже поразился, как постановщики соблюли историческую правду. Сразу понятно, что Менделеева никуда не уезжала. И вот Бугаев отряхивается, садится к столу и тоже начинает слушать.
Только его все почему-то Городецким называют.
И Блок, которого уже начинает тошнить от Есенина, говорит:
- Слышь, Городецкий, сведи этого молодца к Клюеву, он этого рязанского сексуального террориста живо жизни обучит, залёт лампадного масла по самую пробку.
Это не только я видел, это и Принц Флоризель видел, да...
Впрочем, вдруг мне почудилось - тем более, пока там Есенин куролесит, два современных персонажа, Михайлов - милиционер и Табаков - чекист (если я не перепутал), сидят на Ваганьковском кладбище у могилы Есенина. Там у них накрыт стол, водочка стоит, шпроты, салатики, икорка в хрустале, прочие закусочки.
Вокруг девки табунами ходят, познакомиться хотят, фотоаппаратами щёлкают, хохочут на всё кладбище. Ваганьково там вроде исследовательско-развлекательного центра.
Вообще, в этом фильме Ваганьковское кладбище - жутко весёлое место.
Я сразу вспомнил, как приятель мой Пусик в ураганное лето 1998 строил на Ваганьковском кладбище фамильный склеп... Тьфу, пропасть - я про это уже много раз рассказывал.

Извините, если кого обидел