August 30th, 2005

История про старичка-лётчика.

У хорошего русского писателя Вересаева есть целый том миниатюр и зарисовок. Среди прочих там есть «пунктирные портреты». Один из этих портретов такой:

ИВАН ИВАНОВИЧ


«Железнодорожный подрядчик. Ловкий и умный вполне интеллигентный. Хорошо наживался. Заболел прогрессивным параличом, сошел с ума. И тут так из него и поперла дикая, плутовская, мордобойная Русь.
Читают ему газеты. Московский педагогический съезд посетили два английских педагога.
— Погодите, я всё это знаю, сейчас вам расскажу. Как приехали, их первым делом в полицию позвали и выпороли. Чтоб не зазнавались. Потом на съезд при­везли. «Садитесь, пожалуйста!» — «Нет, знаете... Мы постоим!» — «Да вы не стесняйтесь!» — «Нам вот к телефончнку, — разрешите!» — «Пожалуйста!» — «Дайте генерал-губернатора!» — «Что?! Выпороли?» Сейчас позвонил в участок: «Прибавить от меня еще сорок розог!»
Читал он «Новое время», имена запоминал, а события перерабатывал самым фантастическим образом. В конце девяностых годов Россия заняла китайскую гавань Порт-Артур.
Иван Иванович рассказывал:
— Салисб-Юри того не знал и послал из Англии Камбона, чтобы занял. Приехал. Ему навстречу адмирал Скрыдлов. «Что вам угодно?» — «Видите ли, вот... Порт-Артур... Мы приехали...» — «Ах, вы приехали?..» Тр-рах! «Ой, больно». — «Больно? Затем и бьют, чтоб бы­ло больно...» Тр-рах!!. «Ваш — вон он, видите, на той стороне; Вей-хай-вей! А это наше!» — «Тогда извините, пожалуйста, мы не знали. Прощайте!» — «До свидания!». Поплыли. Скрыдлов поглядел. «Ну-ка, малый, заряди-ка пушечку...» Бах!! Корабли кувырк!.. Салисб-Юри в Лондоне ждет, беспокоится. Телеграмму в Порт-Артур: «Приехали? Салисб-Юри». — «Были тут... какие-то! Скрыдлов».— «Где ж они? Салисб-Юри».— «Потопли. Скрыдлов».
И хохочет торжествующе».[1]

Я всё это вспомнил, оттого что в мире все истории повторяются. например, в Сети то и дело всплывает давнее интервью лётчика Пстыго [2]. Тяжёло впечатление это интервью на меня произвело год назад – дело не в расстрелянном сыне Хрущёва, том, что летают там четыреста самолётов как сорок тысяч курьеров, не в том, что Хартманн сидит два года в плену, не от теорий Чижевского, которые как последний гвоздь в крышку, а от самого выговаривания этого человека.
Одно хорошо – я не настоящий журналист, и у меня не было бы выбора – нести в редакцию такое интервью. Я бы пощадил старика – за то, что он дрался на моей стороне. За то, что он стар – и из каждого (а уж из меня – уж во всяком случае) может полезть это дикое, плутовское неостроумного стариковское выговаривание. Такое, про которое в русских деревнях говорят «заблажил». Мне скажут, что с музыкантами и светскими девками и не такое бывает, и всякий журналист девок с музыкантами норовят подловить. В этом находится даже некоторое геройство – показать, какому упырю поклоняется толпа. И, правда, я и сам бы подтрунивал над персонажами светской хроники. Но за этого старика мне обидно.
Будет у Киркорова полторы сотни боевых вылетов на счету – я и за него заступлюсь.



--------------------------------------------------------------------------------

[1] Вересаев В. Избранное т. 2. СС.. – М.: Худлит, 1959 сс..410-411.
[2] http://www.vremya.ru/print/97838.html


Извините, если кого обидел