August 29th, 2005

История про непротивление (материалы)

"Между прочим, я рассказал Льву Николаевичу случай с одной моей знакомой девушкой: медленно, верно и бесповоротно она губила себя, сама валила себя в могилу, чтоб удержать от падения в могилу свою подругу, - всё равно обречённую жизнью. Хрупкое свое здоровье, любимое дело, самые дорогие свои привязанности - всё она отдала безоглядно, даже не спрашивая себя, стоит ли дело таких жертв. Расска­зал я этот случай в наивном предположении, что он особенно будет близок душе Толстого: ведь он так на­стойчиво учит, что истинная любовь не знает и не хо­чет знать о результатах своей деятельности; ведь он с таким умилением пересказывает легенду, как Будда своим телом накормил умирающую от голода тигрицу с детенышами.
И вдруг, - вдруг я увидел: лицо Толстого нетерпе­ливо и почти страдальчески сморщилось, как будто ему нечем стало дышать. Он повел плечами и тихо воскликнул:
- Бог знает что такое!
Я был в полном недоумении. Но одно мне стало ясно: если бы в жизни Толстой увидел упадочника-индуса, отдающего себя на корм голодной тигрице, - он почувствовал бы в этом только величайшее пору­гание жизни, и ему стало бы душно, как в гробу под землёй".

Вересаев. Воспоминания - М.: Правда, 1985, С.464-5

Очередная версия истории с тигром есть у Бунина - в Бунин И. Освобождение Толстого. СС9 тт., т 9. с. 59


Извините, если кого обидел

История про сыр.

Приехал домой в крайне философическом настроении. Пришлось выпить водки под моховики.

Её стилистика вполне вписывается в маркер «Светская жизнь», что на ней стоит. Правда, это скорее не энциклопедия, в которую можно сунуть нос, чтобы навести справки, а кратка инструкция. Что раздают в туристических фирмах перед полётом в арабские страны – короткие юбки не носите, под чадру не заглядывайте, на улице не пейте. Да только плоха та книга, где не написано про лимбургский сыр. Надо сказать, что в начале девяностых, безумное время смешения стилей, когда люди пили абсент из гранёных стаканов, вместо абсентной ложечки используя алюминиевую ложку с дырками, я получил свои первые деньги за буковки. На одну их часть я купил диковинный тогда диктофон, а на другую - лимбургского сыра.
Время действительно было безумное - никто не знал что и по чём. Нувориши навёрстывали упущенное в детстве, малиновые пиджаки реяли по улицам, будто революционные знамёна.
Большая часть народонаселения формировала мечты и желания по прочитанным в детстве книгам. Я был не исключением, ибо помнил наизусть многое, ананас был распробован, а до сыра лимбурского живого очередь не дошла. В семье было много сомнений - есть ли червяков из сыра - потом сомнения разрешились с помощью одной француженки, но это совсем другая история.
Но книга была неважнец - что-то вроде курса молодого бойца сырного фронта. Не говоря уж о том, что вторая половина книги была занята рассказом про шоколад, который роднит с сыром, кажется, только то, что его используют для заедания бухла. Там же всё было гламурненько: "Особого разговора заслуживает употребление конфет. Шоколадная конфета сама по себе всегда скрывает некую тайну, сюрприз, и особое удовольствие состоит в предвкушении наслаждения. Лучше всего взять конфету в руки и долго рассматривать, изображая восхищение её божественной красотой, - таким образом вы непременно произведёте впечатление тонкого ценителя. После этого снимите обёртку и, положив лакомство на блюдечко, аккуратно сложите её. Лишь после всех этих церемоний можно приступать к непосредственному употреблению конфеты".
Употребление конфеты... Он её употребил.
Правда, в книге были полезная цитаты - именно там была ссылка на знаменитую фразу де Голля в речи 1951 года, при уходе в отставку. Генерал сказал: "Объединить французов можно только устрашением. Не может быть спонтанного сплочения в стране, где едят более чем 256 сортов сыра". С датой мне не всё ясно - де Голль был президентом в 1944-46 и 1958-69, с какого поста он ушёл в отставку неясным 1951 годом - я не знаю.
А лимбургского сыра там нет - даже червяков его. Все уползли в мескаль.



Извините, если кого обидел