August 5th, 2005

История про памятник.

Собственно, это история про памятник вообще, потому что в Москве давно появился термин "памятникцеретели". msado придумал написать об этом самому Церетели - у него там сочинён хороший текст, который можно подписать и отправить. Я, правда, патологически не люблю коллективные письма и решил сочинить свой личный текст - но это дело моей совести. Может, я как склеротик, сделаю это дважды, неважно.

Разговоры вокруг "скульптурцеретели" всё время вертятся вокруг во-первых их бездарности (но циники отвечают, что и Эйфелеву башню полюбили), что они дорого обходятся (но это в общем, загадочная история) и что "скульптурыцеретели" занимают ту пустоту, которую мог бы заполнить скульптор Синдерюшкин, молодой гений. Но в пустое место вколотили "скульптуруцеретели", скульптор а Синдерюшкин спился.
Недоумевают также, почему, собственно - Бродский. Ну, я вот что бы сказал.
Бродский, конечно, недолюбливал Москву, но памятник можно ставить кому угодно. Хоть литературным героям, хоть трубочистам. И аргументы вроде «Нет ещё памятника Бунину» я отвергаю. Памятник должен быть такой, чтобы под ним хотелось разложить на газете закуску и тайком выпить - вот и всё. Вопрос – где ещё поставить этого Бродского. Повод в случае его найдётся – например посещениям дома на Ордынке, в котором, в свою очередь, время от времени останавливалась Ахматова.
Поэтому я боюсь, Церетели может поставить статую у метро «Третьяковская», и кажется, уже накаркал. Дело в том, что Лысый хочет учредить по поводу Бродского ещё и сквер. Я догадываюсь, что это за место - это сквер вблизи Ордынки, рядом с церковью Всех Скорбящих Радости, ведь он находится между церковью и проходом от Лаврушинского переулка к перекрёстку, неподалёку от той самой "ахматовской" квартиры с мемориальной доской. Этот проход, кажется, даже уличного статуса не имеет (по крайней мере, на моей карте).
Беда, засрут скверик, а у меня с ним много что связано. С другой стороны, я бы простил этот проект Церетели только в одном случае – если бы он доделать к фигуре Бродского парную скульптуру Ахматовой. Ахматова была бы с крыльями, а в руке держала лиру. Она летала бы вокруг Бродского на специальном шарнире. То что, что сквер загадят - неприятно - а вот летающая Ахматова - это весело. Надо только её ещё снабдить динамиками. Тогда она, вращаясь над Бродским, сможет бормотать: "Я там была с моим народом, где мой народ, к несчастью, был".


Извините, если кого обидел