April 23rd, 2005

История про сны Березина № 166

Я попал на презентацию нового дома для богатых. Это один из тех домов, что строятся в Москве на плавающих грунтах и заселяются неизвестно кем. … В этот дом пригласили журналистов, чтобы показать им итальянские стоки для говна, потолки, усеянные маленькими лампочками и барные стойки из морёного дуба.
Я затесался среди журналистов – незаконно и незаслуженно. Журналистам показывают обстановку, возят в лаковых и зеркальных лифтах в надежде на рекламные статьи.
Чем-то этот дом похож на высотное жилое здание на площади Восстания и холлы в нём сплошь облицованы тёмно-красным фальшивым мрамором.
Я иду по коридору, отбившись от группы, и вижу небольшую очередь – то ли это новая партия журналистов, то ли это сотрудники строительной компании стоят за премией.
Я на ходу набираю что-то на мобильном телефоне – он не мой, с большой как карманный компьютер – но вдруг из очереди высовывается крепыш, хватает этот телефон и, сосредоточенно пыхтя, начинает выковыривать из него глазок фотокамеры.
Я начинаю с ним бороться, отгибать пальцы крепыша – он оказывается неожиданно сильным.
Про себя я думаю: вот пусти меня в приличное место – то понос, то золотуха. Всё драку устрою.

История про сны Березина № 167.

Мне снится сон про экзамен – но это особый сон про подготовку к этому экзамену. Оказывается, что всем моим однокурсникам (и мне в том числе) нужно сдать экзамен по третьей части курса теоретической механики. Все интенсивно готовятся, хотя многие уже составили сембе имя в бизнесе, политике и разведении кроликов.
Один я отношусь к этому наплевательски.
И вот я стою в квартире на Ленинском проспекте в Москве – эта квартира чужая, странная – в ней очень маленькие комнаты со скрипучим нелакированным паркетом, и очень высокие потолки. Комната заставлена казёнными книжными шкафами и похожа на лабиринт.
Девушки, сидящие там, спрашивают, как происходит подготовка к экзамену – я угрюмо отмалчиваюсь. Мне рассказывают, что мой приятель уже практически всё выучил заново, несмотря на то, что руководит крупной фирмой.
- Да ну вас на хрен, - вертится у меня в голове. – Шли бы вы с этим термехом вон, а у меня кролики не кормлены.

История про сны Березина № 168

Это был тягучий сон о мёртвых, о жизни в царстве мертвый, но именно недавних мёртвых. Это пространство между Этим Светом и Тем – в котором существуют те, кто умер недавно.
Вот я прихожу на дачный участок, вернее даже на печальный садово-огородный участок, где вместо грядок – могилы. За этими могилами-грядками и ухаживают недавние мертвецы.
Там я встречаю Ж-В и Л.
- Постой, - говорю я Л. – Но ты же не умер?
Он усмехается моей неосведомлённости. Я догадываюсь, что он умер только что, погиб в автомобильной аварии. Мёртвых отличает от живых только белый, мучнисто-белый цвет их кожи. А у некоторых цвет кожи светло-серый – и это значит, что они уже готовы к переходу.
В этом промежуточном царстве мёртвые живут некоторое время, а потом, когда приходит срок, окончательно отправляются в загробный мир.
Некоторые из них страдают от того, что их тела в реальном мире разлагаются – будто болеют. Потом я встречаю несчастную девушку. Её всё время трясёт, она не хочет покидать этот промежуточный мир и с ужасом она думает о том, что срок её неумолимо приближается. Я говорю с ней в огромном здании, больше похожем на хай-тековский офисный муравейник. Мертвые снуют там туда и сюда, будто в нечитанном кафкианском романе. Такое впечатление, что все они - с белой или серой кожей – приговорены там к странному пред-чистилищу.
И непонятно, каким Орфеем меня туда занесло, но ясно, что я-то как раз жив.