February 28th, 2005

История про гендер (III)

Специально для kirill я ещё раз перескажу историю, которую рассказывал уже много раз. Кажется, это лучшая история про гендер.
Давным-давно, в Литературном институте, да и не только там, существовала категория людей, имевших статус «национальных кадров». Это были люди, приехавшие с какими-то загадочными текстами в качестве конкурсных-вступительных, с ними потом и получившие диплом. Потом они уезжали заведовать культурой каких-нибудь гордых горных республик и автономных областей. В пятилетнем промежутке они сидели на подоконнике в коридоре общежития. Там они пребывали, сводя социальные отношения к вопросу проходящим барышням, особенно блондинкам:
– Слушай, пойдём ко мне, да? Ну не хочешь, я пока здесь посижу...
Нет, наверняка, среди национальных кадров были гении и столпы мудрости – но мне достались не они, а эти. Один такой персонаж попал на экзамен по истории западноевропейской литературы к одной знаменитой старухе. (Тут начинается легенда, а в легенде не важна точность, не лишняя шелуха имён и дат, и каждый рассказывает легенду по-разному, а я расскажу её, чтобы подвести к красоте короткого иностранного слова). Эта женщина, что написала свою первую научную работу по французской прозе году во времена ОПОЯЗа. Именно на экзамене, что она принимала, Человеку, слезшему с Подоконника, выпал билет, где первый вопрос был записан как одно короткое слово – «фаблио». Если бы там было написано «Фаблио как жанр», это ещё куда ни шло, Человек с Подоконника, может быть, и сориентировался бы. (Если кто не знает, фаблио относится к рассказу типа как эогиппус к лошади).
Но всего этого, конечно, Человек, Сидевший на Подоконнике не знал, и начал свой рассказ гениально и просто:
– Фаблио родился в семье бедного сапожника...
Это модель жизни термина - в конце концов он не означает ничего. Нужно цепляться за договорные значения слов, за договорённости с собеседником.
Однажды я придумал простой вопрос о гендере в экзаменационных билетах. У меня не хватало вопроса и я написал там просто «гендер». Наконец, этот вопрос вытянул один неплохой молодой человек.
Он прочитал вслух в меру короткое слово, набрал воздуху в лёгкие, и начал:
– Гендер был видным немецким учёным восемнадцатого века, занимавшимся связью между природой и культурным развитием рода человеческого…
– Ну, – ответил я, – Мир вечен, этим и прекрасен.
И рассказал присутствовавшим историю про фаблио.