January 18th, 2005

История про одного индейца.

Сегодня несколько раз передо мной возникала тема авторских прав. Началось всё с того, что я прочитал сразу две дискуссии об авторских правах на дневники и прочей распорядительной радости.
Процессы формализации всегда очень интересны. Вот, например, авторское право на письма - каково оно. Есть ли различие в правах двух корреспондентов, и проч., и проч.
Так и с дневниками - мои дневники, конечно, частные - но часть из них составляют вполне товарные тексты, за которые я в разное время получал деньги.
При этом я не пишу подзамочных постов, и стараюсь отвечать всем тем людям, которые что-то меня спросили.
Вопросов очень много, да.
Тут меня даже позвали в телевизор - и я долго чесал язык про авторское право. Не обошлось без истории с Геворкяном - и тут как всегда, говоря совсем о другом, я понял, что она мне напоминает.
У хорошего писателя Джека Лондона есть, среди прочих рассказов о Смоке Беллью, есть рассказ "Как вешали Калтуса Джорджа".
Для тех, кто его не помнит, и тех, кому лень залезть в библиотеку Мошкова, я расскажу в чём там дело.
Смок и его друг Малыш натыкаются на индейское племя, замерзающее в горах. Голодные дети жуют ремни, а все собаки уже съедены. Малыш остаётся с индейцами, а Смог несётся в город собирать спасательную экспедицию. Сюжет ещё осложняется тем, что индейцы очень хотят купить еды, но выбиваясь из сил неси на себе красную медь, а вовсе не намытое золото - но это так, для внимательного глаза.
Смок вваливается в салун и дальше начинается то, на чём основывается лучшее в человечестве и американцах в частности: " Сложимся и купим провизию, - сказал игрок в кости.
- Провизию я и сам куплю, - нетерпеливо сказал Смок.
- Нет уж, - прервал игрок в кости, - ты тут не один. Мы все этим займемся. Дайте-ка кто-нибудь таз. Это - минутное дело. Вот для почина.
Он вытащил из кармана тяжелый мешочек с золотом, развязал - и в таз полилась струя крупного золотого песка и самородков. Человек, стоящий рядом, выругался и, схватив игрока за руку, зажал край мешка, чтобы остановить эту струю. В тазу на глаз было уже шесть, а то и восемь унций золота.
- Осади назад! - крикнул сердитый человек. - Не у тебя одного есть золото!
Потом надо выбрать погонщиков, и тут все вспоминают про индейца по имени Калтус Джордж. Про него говорится так: "Это был цивилизованный индеец, если жить так, как живут белые, значит быть цивилизованным, - и он чувствовал себя жестоко оскорбленным, хотя пора бы уже ему свыкнуться со своей судьбой. Многие годы он исполнял работу белого человека бок о бок с белыми людьми и нередко исполнял лучше, чем они. Он носил такие же штаны, шерстяные фуфайки и теплые рубашки. У него были часы не хуже, чем у белых,
и свои короткие волосы он зачесывал на косой пробор. Питался он теми же бобами, беконом, так же пек себе лепешки". И вот этот индеец, когда ему предлагают ехать, говорит только:
- Сколько?
Все смотрят на него с презрением, но Смок говорит, что индеец, наверное, не понял, что никто тут не требует платы и каждый отдает все, что может, только бы те двести индейцев не умерли с голоду.
- Сколько? - повторяет индеец. Collapse )