January 3rd, 2005

История про сны Березина № 146/147.

Ранняя весна. Я еду на велосипеде по грязи – отчего-то в деловом костюме. Поэтому-то я проклинаю всё – весну, велосипед, дорогу и грязь, что летит на спину.
Солнце копошится в лужах, в воздухе пахнет ясностью намерений, и собачье говно на газонах ещё не оттаяло.
Я еду по окраине города – неизвестно какого, и необязательно – Москвы. На краю огромного оврага стоят два высоких жилых дома. Они только что построены, из куч рыхлой земли торчат саженцы. Избегая луж. Я поворачиваю по асфальтовой дорожке вокруг дома, где у подъезда стоит знакомый человек в чёрном плаще.
Это Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин.
Он, вытянув шею, смотрит на меня и машет рукой. Я спешиваюсь и подхожу к нему, ведя велосипед под узцы – отчего-то по-немецки он спрашивает меня, сложно ли ездить по городу на велосипеде.
Я отвечаю без подобострастия, с достоинством.

Приснился Гаврилов, с которым мы были в как-то иностранной местности. Судя по всему, на каком-то молодёжном фестивале. По широкой улице городка – может польского, может, литовского - бродили топы гранжевого бессмысленного народа. Пересаживались со стульев одного кафе за стулья другого.


Извините, если кого обидел.

История про сны Березина № 147а.

Итак, приснился Гаврилов, с которым мы были в как-то иностранной местности. Судя по всему, на каком-то молодёжном фестивале. По широкой улице городка – может польского, может, литовского бродили топы гранжевого бессмысленного народа. Пересаживались со стульев одного кафе за стулья другого.
Мы с Гавриловым то и дело теряли друг друга из виду, находились – он, кажется, искал свою <нрзб>. Я стою под странными, многоячеистыми колонками, дрожащими и дребезжащими на какой-то дискотеке. Потом выхожу на пустырь – местность, кстати, довольно пустынна и напоминает приморский посёлок, хотя никакого море не видно.
На мне пиджак и рубашка, мокрая от пота. Уже рассвет, прохлада и я не смотря на то, что мне зябко снимаю пиджак и сушусь на ветру.
Внезапно, рядом со мной появляется Гаврилов.
- А что, Владимир Сергеевич, - говорит он. – А не знаешь ли ты, сколько стоит поехать в какой-нибудь дом отдыха на Ладожское озеро?
Мне этот вопрос странен, потому что я думал, что он летит в Гоа.
- Ну, - говорю я, - смотря от уровня комфорта. Если комфорт тебе не важен, то за пятьсот рублей <нрзб> вполне можно снять номер. А вот если важен, то есть тоже варианты…
Гаврилов вдруг говорит:
- А не махнуть ли нам на Ладожское озеро?
И я понимаю, что никуда «махать» не надо – у Гаврилова <нрзб>. <нрзб><нрзб>. Мы стоим на улице неизвестного городка на пустыре, Гаврилов звонит кому-то, а я смотрю в небо. Оба мы похожи на постаревших битников.

Извините, если кого обидел.