December 14th, 2004

История про планы.

Хотел я что-нибудь знаковое написать. Про высокое. О политике. Или детектив про Пиджачного Вора, что стащил пиджак, несётся в нём по улице, а в кармане его мобильный телефон звенит. Лучше б он не нажимал кнопок на чужой-то мобиле, лучше б он не отвечал никому... А что дальше - не расскажу. Или вот про то, как Лейбов сокрылся в Троицко-Сергиевской лавре, и все пришли его на царство обратно звать, и я пришёл. Только я-то оказался хитрее всех - напился предварительно и не кричал ничего, не клянчил, а смирно лежал в канаве. Или про то, как я за три дня тут отрепетировал Новый год. (Две недели осталось, если кто не помнит). Или вот можно рассказать про Сынков и Пасынков. Да ну его, не буду. Лучше я про Карлсона ещё напишу.


Извините, если кого обидел.

История про то, как служили два друга в одном полку.

Служили два друга в одном полку – бывалый вояка Карлсон и молодой необстрелянный офицер. Новичка, но человека высокого звания, звали граф Нильс Свантесон.
Характер Карлсона был задирист, он был остроумен и смел – Карлсон пользовался бы большим успехом у женщин, если бы не его уродство. Старый рубака был горбат.
За это его ещё сержантом прозвали «Карл-прямая-спинка», прозвище это сохранилось и тогда, когда Карлсон вышел в приличные чины, но произносившие его вслух, сперва оглядывались. Слишком много весельчаков обнаружили в своём желудке вместо сытного обеда кончик шпаги горбуна.
Что-то свело вместе его и молодого графа – они сошлись. Вода и пламень, стихи и проза не были так различны, как горбун-остроумец и не лишённый приятной наружности, но туповатый Нильс Свантесон.
Однажды Карлсон узнал тайну своего сослуживца. Тот был влюблён в красавицу Гуниллу, девушку сколь высоких кровей, столь и высокого благочестия.
Предмет обожания был известен в Стокгольме своей неприступностью. Гунилла Гольдштейн-Готторп еще не одарила никого своей благосклонностью.
Лейтенанту королевской гвардии нечего было и мечтать о Гунилле. Он смиренно вздыхал, и глядел в её высокое окно, стоя на карауле.
Но Карлсон открыл своему приятелю тайну – Гунилла страстно любила розы и переносила на всякого, кто дарил её чудесный цветок часть своей ботанической любви. Можно было вскарабкаться по стене замка и бросить букет в комнату Гуниллы. Но и это было обстоятельством почти неодолимым – Малыш боялся высоты. И тут Карлсон вызвался помочь другу – неизвестным способом он каждое утро доставлял на подоконник Гуниллы охапку алых роз.
В сердце красавицы зародилась любовь к прекрасному лейтенанту, но Карлсон не был счастлив. Поселив любовь в сердце Гуниллы, он поселил её и в своём.
Карлсон с печалью наблюдал встречи двух возлюбленных – у Малыша так и не хватило смелости признаться в помощи друга.
Наконец, Гунилла приняла его в своих покоях. Крадучись Малыш пробрался по пыльным лестницам, и, наконец, проник в альков Гуниллы. Прижав к груди охапку алых роз, она смотрела на своего героя.
Но произошла неожиданность – девушка, протянув руки к Малышу, выпустила розы. И одна из них упала на лапу её левретки. Бедная собачонка взвизгнула, и не нашла ничего лучшего, чем броситься с лаем на ночного гостя.
Тщетно Гунилла кричала «Азор, Азор, перестань! Азор, к ноге!» - но безумный пёсик уже успел укусить незадачливого любовника.
В испуге Малыш вскочил на подоконник, и – Боже! - один только взгляд вниз привёл к страшной развязке. Голова его закружилась, он взмахнул руками, и рухнул в бездну.
Узнав о произошедшем, Карлсон покинул Швецию. Ходили слухи, что он отправился в арабские страны, с целью избавиться от своего уродства, провел три года в Дамаске и Иерусалима, а потом в Египте присоединился к французской армии.
Приняв участие во множестве сражений, он сделал стремительную карьеру, получив маршальский жезл из рук самого Наполеона.
Когда же умер бездетный король Карл XIII, то снова вернулся на родину. Стан его теперь был прям, но печаль не покидала его мудрых глаз. Он был избран королём и правил смиренно и просто, отказавшись оружием вернуть финские земли.
Часто он посещал Гуниллу, ушедшую в монастырь. Она навсегда излечилась от пагубной любви к розам и проводила всё время в приготовлении плюшек и тефтелей, которыми потчевала бедных.
Через тридцать лет он умер, кротко перенеся тяжёлую болезнь.
Однако люди, обмывавшие тело с ужасом обнаружили странное – след от плохо ампутированного пропеллера. Во избежание скандала, было объявлено, что на теле короля была найдена скабрезная татуировка. Другие, впрочем, говорили, что татуировка носила политический характер. Так или иначе, тайну своих отношений с воздушной средой Йохан Карлсон унёс в могилу.


Извините, если кого обидел.