August 16th, 2004

Истории про Кролика, рассказанные множеством людей.

Один человек написал мне про мой текст о Кролике. Ему не понравилась эта история, потому что он раньше читал что-то о дохлых кроликах, дачных ужасах и побелевших от страха соседях, что обнаружили похороненных кроликов снова в клетках. Он читал что-то написанное лучше и ему стало не смешно, точь-в-точь как не смешно нормальному человеку, что видит как маляр пачкает мадонну Рафаэля. И вот ему было неприятно, что я как фигляр презренный, покрываю бесчестной пародией творенье Алигьери.
Это был правильный человек, в котором горел праведный гнев. Совершенно никакого резону не было рассказывать ему, кто мне рассказал о Кролике первым.
А это, между прочим, был Лёша Цветков в одном московском кафе, которого давно уже нет больше – мы сидели перед стеклянной стеной, и мимо по Большой Бронной струился народ, стекая с Пушкинской площади. Катился под гору 1996 год, и многие были живы.
Тогда я вспомнил «Тысячу и одну ночь», и, среди множества бродячих сюжетов пересказанных теми долгими ночами – историю с мёртвым кади, которого перекидывают от одного дома к другому. Времена изменились и вместо трупа, - сказал я, дачники перекидываются, как теннисным мячом дохлым кроликом-производителем.
И всё же, вспомнив былое, я не поленился заглянуть на сайт Вернера, что по праву давно стал самым представительной библиотекой баек и анекдотов. Это был тот самый сайт, на котором, по словам моего корреспондента, должна была лежать идеальная история про Кролика.
Я устал на тридцатой байке – Кролик был убит в разные времена, многократно и неотвратимо. Его убивали как Гамлета – в сотнях театров мира, осовремененного и архаичного.
Его гибель была неотвратима.
Про Кролика написала даже Дарья Донцова.
О нём рассказывали известные английские художники, подруга, вернувшаяся с дачи, попутчики в муниципальном транспорте, и друзья в подпитии. Истории рассказывали мужчины и женщины, в конце концов, махнув рукой – да со мной, именно со мной, не спорьте, да-да-да, я свидетель! Они извинялись – подозревая, что рассказ повторяется, но остановить себя не могли. Вот часть этих историй.
Collapse )