June 27th, 2004

История про ночь накануне Ивана Купала (IV)

Наконец, мы свернули в мокрый от водолейных усилий коммунальных служб двор, упали в затхлый подъезд. Главное было пролезть через две детские коляски, скутер и мотоцикл у лифта. Наконец, мы позвонили в заветную дверь.
Рудаков жил на первом этаже запущенного и потёртого дома. Это позволило ему украсить квартиру буровым станком двумя корабельными мачтами, стопкой покрышек и несколькими детьми. Дети были, впрочем, почти не видны.
Не сказать, что нам были рады. Рудаков, в больших семейных трусах сидел перед небольшой дырой в полу – скважина уходила в чёрное никуда, откуда время от времени слышался звук проносящихся поездов метрополитена.
- Знаешь, что – прямо начал я. – У нас тут возникла мысль.
С Рудаковым так и нужно было разговаривать – прямо, без обиняков. Я знал толк в подобных разговорах, и, сказав это, замолчал надолго. Мы наклонились над дыркой одновременно, стукнувшись лбами. Снова сблизили головы, и ещё раз посмотрев в черноту, стали разглядывать друг друга.
- А что там?
- Вода, - отвечал Рудаков. – Там чудесная артезианская вода. По крайней мере, должна быть.
Дырка дышала жаром, и похоже в ней застрял чёрт, объевшийся горохового с потрошками супа.
- Меня обещали повезти на дачу, - не вытерпев, сказала невпопад мосластая.
- Так, - осуждающе сказал Рудаков. – На дачу, значит. Это, значит, вы к Евсюкову собрались? Понимаю.
- А что? – вступился я. Очень мне стало жаль эту девушку, которую мы таскаем по городу безо всяких перспектив для неё, да и в её отношении – для меня. - Посидим в лесу, у костра…
- Что я, волк, в лесу сидеть – задумчиво протянул Рудаков.
- Ну в доме посидишь, водку попьёшь. Поехали.
- А я-то вам зачем?
И тут Гольденмауэр выдохнул нашу главную тайну.
- Ну, ты ведь дорогу знаешь.
- И что? Что с того? Что, я теперь должен… - Рудаков не договорил, потому что Гольденмауэр сделал политическую ошибку и брякнул:
- А какие там девки будут…
Рудаков втянул голову в плечи, будто по комнате, холодя всё живое, пролетело имя злого волшебника. Поникла герань на окошке, пропустили удар часы с кукушкой, а в буровом станке что-то лязгнуло наподобие затвора. Напрасно Гольденмауэр это сказал, совершенно напрасно.


Извините, если кого обидел.

История про ночь накануне Ивана Купала (V)

И вот тогда, именно тогда, бросаясь в атаку как эскадрон улан летучих на тевтонскую броню, именно тогда я забормотал, как сумасшедший нищий на переходе, тогда заглянул Рудакову в глаза, будто просил миллион, тогда замолол языком, забился перед ним, как проповедник общечеловеческих сектантских ценностей, именно тогда стал дёргать за одежду, как уличный продавец пылесосов.
- Постой, друг. Постой. Ты ведь, верно, знаешь, что там будет шашлык. Сладкий и сочный дачный шашлык. Ведь человек в нашем отечестве только то и делает на даче, что шашлык. А какой шашлык, не поверишь ты никогда – потому что каждый раз он выходит другим, и каждый раз – только лучше. Особым образом влияет дачный воздух на шашлык – то он сочный, то сладкий, вот какой на даче шашлык.
И то он тебе прелесть, то радость, то чудо какое на рёбрышках, то мясо богово или просто божественное. А то выйдет курица особого рода, может и не курица то будет, а двуногое существо без перьев, белое, странное, с крыльями - похожее на ангела. А насадишь на шампур какую-нибудь нашинкованную свинью, и откусишь потом – а и вовсе не свинья, а баранина с тонким вкусом выйдет. Вот что делается с шашлыком на даче. А уж что, милейший Рудаков, на даче произойдёт с говяжьим шашлыком, то я тебе и описать не берусь.
А знаешь ли ты, друг Рудаков, что происходит на даче с водкою? Самой, что ни на есть затрапезной дрянной водкою? Так сама собой бутылка из мутного фабричного стекла превращается на дачном воздухе в потный хрустальный графин, а сама та водка, которую ты даже в рот не взял, оказывается нектарином твоего сердца, альдегиды и масла, примеси и замеси растворяются в дачном воздухе, и душа твоя тает, вместе с водкой во рту, еле успевает растаять, когда тебе несут на отлёте шампур с шашлычной монистой?
- Я вспомнил, как ехать, - хмуро сказал Рудаков и скрылся по ту сторону бурового станка выяснять отношения с женой.


Извините, если кого обидел.